Дембельский альбом

Тимур Юсупов — 19 ноября
Автор путешествует по стране и рассказывает нам о том, что видел и слышал.
 

Больше всего я не люблю ехать днём, когда ехать ночь. Я имею в виду те случаи, когда время в пути не превышает 12 часов и намного удобней сесть в поезд вечером после работы, купить сэндвич в Subway и  несколько бутылок пива в ларьке неподалёку, включить очередной сериал на айпаде, да так и уснуть со всем этим набором в руках. Утром проснуться за 15 минут до прибытия от того, что злая (или добрая, как вариант) проводница отнимает подушку (или ласково теребит за ушком, как вариант), быстро собраться и покинуть душный плацкарт.Так вот, когда такие короткие поездки приходятся на день – это ужасно. У меня есть проблема – я не могу долго спать в светлое время суток, а ещё я с трудом выпиваю до обеда, так что гарантировано первую половину такой поездки мне нечем заняться. Есть правда ещё сериалы, да ими одними сыт не будешь.

В тот день мой поезд отправлялся с Курского вокзала около 10 утра. Это факт омрачало ещё и то, что с утра я болел диким похмельем и тотальным нежеланием двигаться куда бы то ни было.

– Двадцать шестое. Проходите, – возвращая мне билет, направила моя проводница. Её лица я, конечно же, в тот момент просто не заметил.

Едва я успел добрести до своего места, как поезд тронулся. Было пустынно. Изредка в проходе мне мерещились «перекати поле» – тучные тётушки, которых всегда после отправления, как наверно замечали многие, интересует, открылся ли уже туалет? Мне же в этих тетушках интересует всегда одно и то же: чего было не сходить в туалет дома или на вокзале?

– Пиво? С утра? – Одна из них смерила меня неодобрительным взглядом, прокатываясь мимо.

– И чё, ­– огрызнулся я?

Похмелье решило мою проблему с утренним выпиванием. Пиво пилось как вода, а воды не хотелось вовсе. В кармане я нашёл ириску, видимо, оставшуюся со вчерашнего пира.

– Приятного аппетита, – пожелал мне голос с боковой полки.

Я медленно повернул голову и увидел солдата.

– Вот так номер, ­– почему-то подумал я, а вслух сказал просто, – Спасибо.

 
Солдат был моего возраста. В его незатянутом ремне и нашивках читалось гордое звание – дембель
 

Между тем его форма и берцы были изрядно заношены. Каждые пять минут он доставал из кармана старую нокию и сверялся со временем. Это вызывало улыбку. Сразу было видно, что парень торопится домой. Я решил, что нам непременно надо выпить вместе, точнее я решил, что солдата, защитника нашего, надо обязательно угостить, хотя бы так оказав ему несомненно должное уважение.

– Пиво будешь? – голос с хрипотцой сделал моё предложение крайне недружелюбным.

– Буду, — недолго думая, улыбнувшись, согласился он.

Я достал из рюкзака бутылку, пересел к нему и представился.

– Андрей, – не отпуская улыбки с лица, представился в ответ он.

– За дембель! – протянул бутылку я.

– За дембель! – Андрей почти крикнул, сделал смачный глоток и потянулся, – А ты служил?

Таких вопросов я не люблю, но всегда стараюсь отвечать на них честно. Вот и в этот раз я лишь сухо сказал «Нет».

– Ну и правильно, ­– засмеялся Андрей, – не хуй там в этой ебучей армии делать.

– Дедовщина? – спросил я.

– Да, ну на хуй. Какая дедовщина, – поднял брови и сделал глоток Андрей, – так только, если оплеуху какую сержант отвесит, да и то, из-за собственной тупости обычно.

– А что тогда? Как же Родина, Отвага, Честь, не?

– Да пиздец. Там скучно хоть вешайся. Вот ты думаешь, я что, в армию от хорошей жизни пошёл? Да как бы не так.

 
У меня варианта два было: либо в институт и 5 лет хернёй маяться, а потом всю жизнь за десять штук въёбывать или на армейку на год, а потом обратно домой
 

У меня же руки не из жопы, – Андрей шлёпнул ладонью по столу, как бы доказывая свои слова и продолжил, – у меня под Курском свой сервис. Ну как свой – батин. Но в последний год перед армией он там даже не появлялся, я всё сам там. В месяц тысяч 25 зарабатывал, бывало и больше, – похвастался он.

– А зачем тебе армия тогда? Не легче было откупиться?

– Ну я же ещё и дурак, – прыснул он,– вот что ты говорил: Родина, Отвага и прочая хуйня. А потом ещё и деньги непонятно кому нести надо было. Мне в военкомате говорят: «Здоров! Служить пойдешь?», а я им: «А есть выбор?», они мне: «Нет». Так и пошёл. Я же в ракетные войска попал. Служил недалеко от Плесецка, может быть слышал? Так вот, думал научат чему, а там, – солдат махнул рукой, – скукота.

– Рота подъём! – усмехнулся я.

– Типа. – кивнул Андрей, – Встали в шесть, умылись, побежали, пожрали, побежали, пожрали, поподтягивались, пожрали, посмотрели телевизор, спать. И так год. Не, ну ещё наряды, но в целом всё так.

– И что, вас там ничему не учили? Как с ракетами обращаться, например?

– Для этого есть контрактники, а мы так  — для патруля территории, и чтобы за сигаретами бегать. Хотя, – Андрей задумался, – иногда весело было, я не жалею.

Поезд резко остановился. Мы вышли на перрон покурить и пополнить запасы пива.

– Тула, ­– прочёл я вслух надпись на здание вокзала.

– Тут калаши делают, – затянулся Андрей, – только нахера, непонятно. Я за год службы на стрельбах был два раза. Всего то ли десять, то ли пятнадцать выстрелов сделал.

– Не густо, – заметил я.

Проводница позвала нас в вагон, прикрикнула на другого зазевавшегося пассажира и пообещала, что следующий раз не станет напоминать ему о том, что поезд уедет без него, а он так и останется в одних шортах и с баклашкой «Трёх медведей» где-нибудь на платформе под Курском.

 
Мы вернулись на свои места, и Андрей продолжил рассказывать про армейскую жизнь. Было видно, что ему хочется выговориться, но при этом человеку не близкому, а вот именно такому случайному знакомому. В общем, я был идеальными «ушами».
 

– Когда запуски были, нас всех по команде будили, часа в 3 ночи, например, всех в поезд и пиздык — на сто километров от части. – Андрей хлопнул в ладоши и продолжил, – и бывает в этом вагоне, посреди поля, 200 вонючих немытых солдат трое суток сидит. Посрать, ­– Андрей тычит пальцев в стекло, – в поле. Пожрать, – Андрей разводит руками, – А нехуй жрать. Поспать – только сидя. И вот сидишь ты такой, среди толпы таких же грязных, голодных ребят и ждёшь пока на полигоне ракету пустят. А потом смотришь – зарево над горизонтом, значит всё, скоро обратно в часть.

– А чего вас увозили? – спрашиваю я.

– Да чёрт его знает, – пожимает плечами солдат, – то ли радиация, то ли просто не хотели, чтобы мы близко всё видели, что да как.

– А однажды знаешь, – Андрей, чуть ли не подпрыгивает, – у ракет есть отделяемая часть. Так вот она однажды отделилась, значит, и ёбнулась прям на котельную – метрах в тридцати от казарм. Так и лежала до конца моей службы, и я думаю, ещё не один год там пролежит.

Я смотрю на Андрея и пытаюсь понять, врёт он мне или эти невероятные истории и правда имели место в реальной жизни, и не понимаю. Вспоминаю рассказы отслуживших знакомых о секретных бункерах на территории их частей. Оборотнях в подвалах казарм и поседевших за минуту офицерах, рискнувших в эти подвалы спуститься. У Андрея оборотней нет, зато есть офицер, который выпил ведро ракетного топлива на спор, а потом месяц лежал «на больничке» или ещё один офицер, который неожиданно проникся тяготами срочной армейской службы и целый месяц выполнял вместе со срочниками все нормативы, а потом и вовсе уволился из армии.

– А ещё у меня в дембельском альбоме фотка есть, где я в генеральской форме, а генерал в моей

– Покажи, – не выдержал я.

– Не могу, – замялся Андрей, – он у меня на флешке только.

– Курск, ­– прочёл я про себя надпись на здание вокзала.


9224 просмотра

Используйте собственное опьянение для построения успешной карьеры
22 апреля
Спросите их, почему они такие и терпеливо ждите ответа
ФИТИЛЬ — 20 апреля
Взглянем правде в глаза – вы не рок-звезда, вас не за кулисы пригласили, вы не искатель жемчуга, нашедший улов ...
Валентина Понеяд  — 14 апреля
30 и 31 марта в клубе «Смена» прошла выставка ART.WHO.DARK. Экспериментальный смотр восходящего искусства дополнили ...
4 апреля
Самое интересное

Идеальной женой может оказаться практически любая
23 января
Мороженое за тысячелетия из забавы сильных мира сего превратилось в сладкий и липкий фетиш.
Василий Быков — 17 января
Рассказываем про писателей которые увлекались алкоголем
Тихон Печалин — 30 июля

Российские фотографы любят снимать голых девушек. А мы обожаем публиковать эти работы.
Володя Ядолов – 27 августа

Канадский иллюстратор Кристина Унг легко раскрасит вашу жизнь.
29 марта

Фотограф Фил Толедано откровенничает с сотрудниками службы «секс по телефону».
Сергей Новиков – 25 октября

Вещи, которые лучше делать не стоит, если не хочешь стать главным героем пьяных девичьих ...
Раиса Захарова – 27 июля

Партнер Рамблера
 
 
Войти через Facebook Войти через Вконтакте Войти через Twitter
Вы можете войти через социальные сети или пройти
быструю регистрацию на Royal Cheese
Логин или e-mail