Памяти Бориса Васильева

Тихон Печалин — 11 марта
Сегодня не стало замечательного писателя...
 

Оказывается, много кто думал, что писатель Васильев умер.

Оказывается, много кто вообще не знал про писателя Васильева.

И в самом деле, что за фамилия и имя для писателя – Борис Васильев? Это ж практически никто. Сто тыщ Васильевых, из них минимум тыща Борисов.

 
А он был такой один
 

Сын царского офицера, ставшего командиром Красной Армии, он был настоящим солдатом – каких нынче уже нет. Он старался нести понятие чести сквозь всю жизнь, искалеченную войной, окружением, лагерем для перемещенных лиц, членством в партии, конфликтами с литературными бонзами. Был удачлив – ну или казался таковым: ну как же, “Зори здесь тихие”, “Офицеры”, всенародная слава – а кто знал, что пьеса, по которой были поставлены те же “Офицеры”, в конце 50-х была запрещена и рассыпана в наборе? Что повесть “Иванов катер” три года мариновалась в “Новом мире”?

Писал, в общем, всю жизнь человек о чести, о доблести, о родной стране, ее истории. Писал талантливо. В 1993-м подписал странное письмо, призывавшее власть запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», ужесточить законодательство, ввести и широко использовать жёсткие санкции «за пропаганду фашизма, шовинизма, расовой ненависти» — письмо, фактически одобрявшее расстрел парламента. Можно не принимать этой подписи, но нельзя не понимать, что она поставлена – в его случае – из-за тех же принципов, которые были определяющими для писателя Васильева.

В общем, не буду я даже касаться той самой книжки про тихие зори, потому что замылена – а ведь была чуть ли не главным живым, неприкрашенным чтением про войну, настоящим, с плохим концом, как у каждой хорошей книжки. Не стану вспоминать “Завтра была война”, книгу о предвоенных школьниках, одну из попыток вытащить в глухой застой правду о том времени, потому что сами прочитайте. Не буду говорить о его исторической прозе, потому что ничего о ней не знаю. Вообще ничего не скажу.

 
Книги Васильева – жесткие, неуютные, временами страшные, зачастую мне совершенно чужие – не могут не остаться в русской прозе надолго
 

Потому что гнул его ХХ век, гнули партия и правительство, гнули постперестроечные издатели, — все гнули. А он – не гнулся. Так только, отклонялся, делал вид. Но возвращался на исходную, четкую и ясную позицию: Россия, честь, свобода. Именно в таком порядке. Что под свободой ни понимай. Любил армию, которой давно уже нет, ненавидел войну. Работал, до последних дней жизни писал то, что, наверное, мало кто уже прочтет.

И сломался – только когда не было больше никаких человеческих сил.

Сегодня.


5302 просмотра

Присказка про то, что квартирный вопрос испортил москвичей, очень актуальна по сей день. Поэтому для людей до 30-ти ...
29 июня
Используйте собственное опьянение для построения успешной карьеры
22 апреля
Самое интересное
Все имеет тренд - шмотки, диеты, профессии, и прочая лабуда, включая баб
Василий Аккерман — 25 марта
Лучше потратить деньги на продажную любовь, чем на очередной предмет гардероба.
Эммануил Говорухин — 6 декабря

Нефтедоллары внесли свои особенности в жизнь зарабатывающих мужчин и окружающих их женщин. ...

Каждую неделю мы переводим текст песни через онлайн-переводчик, чтобы вы задумались, как бы ...
Артём Матюшкин – 26 февраля

Почти каждый день RoyalCheese рассказывает о людях, близких по духу.
Тихон Печалин – 15 ноября

Почти каждый день RoyalCheese рассказывает о людях, близких по духу.
Тихон Печалин – 19 сентября

Фотограф Питер Линдберг сделал съемку с актрисой Джулианной Мур, примерившей на себя 10 образов ...
25 апреля

Партнер Рамблера
 
 
Войти через Facebook Войти через Вконтакте Войти через Twitter
Вы можете войти через социальные сети или пройти
быструю регистрацию на Royal Cheese
Логин или e-mail