Герой дня: Сергей Довлатов

Тихон Печалин — 24 августа
Почти каждый день RoyalCheese рассказывает о людях, близких по духу.
 

Я  принимал, но не любил Довлатова. Стал всем говорить: ну, это не писатель. Рассказчик хороший. Но не писатель. Ну что там — вечные байки, одни и те же ситуации, рассказанные по сто раз по-разному, с разными персонажами... Смешно, иногда изящно. Не более того.

А вчера ночью не спалось — и вытащил с полки «Заповедник». Спать лег потому в полчетвертого. Пока не прочел до конца, не ложился.

Дурак я был. Конечно, писатель. И большой. Мастеров рассказа в русской прозе прошлого века мало, наперечет они все. Казаков, Искандер, ранний Белов, иногда Аксенов. И Довлатов.

Тут, конечно, надо четко понимать время, в которое он жил — странное и временами очень страшное. Художнику, впрочем, никакое время не благоволит, потому что он — как дикобраз, топорщится иглами, цепляется, рвет гладкую ткань времени, мешает всем. Вот и Довлатов.

« Жить невозможно. Надо либо жить, либо писать. Либо слово, либо дело. Но твое дело - слово. А всякое Дело с заглавной буквы тебе ненавистно. Вокруг него - зона мертвого пространства. Там гибнет все, что мешает делу. Там гибнут надежды,  иллюзии, воспоминания. Там царит убогий, непререкаемый, однозначный материализм...».

Довлатов всю свою жизнь продирался через эту убогость, через жуть и бессмыслицу совка, — во многом неосознанно, инстинктивно; уезжал в Эстонию, где потом рассыпали набор того, что могло стать его первой книгой на Родине; вел бессмысленные экскурсии в Пушкинских горах, мучаясь оттого, что невозможно согласно методичкам и руководствам рассказать о «о маленьком гениальном человеке, в котором так легко уживались Бог и дьявол. Который высоко парил, но стал жертвой обыкновенного земного чувства. Который создавал  шедевры, а погиб героем второстепенной беллетристики».А потом, согласно заветам Джима Моррисона, о котором он ничего не знал, сделал «break on through to another side» - в Америку, где пережил успех даже по тамошним меркам мощный — в «Нью-Йоркере» не всякий американец напечатается; Воннегут, говорят, завидовал ему.

Но Америку он полюбил, не приняв — или принял, не полюбив. Не знал языка, не приживался, топорщился, расстраивался поэтому, а то и отчаивался. Слабоват был и вечная подруга писателей-дикобразов — всегда рядом. «От первой рюмки я легко воздерживаюсь. А вот останавливаться не умею. Мотор хороший, да тормоза подводят...».

24 августа 1990 года мотор все-таки подвел.

 

 


11980 просмотров
Самое интересное

Вера Ренатова размышляет на тему, можно ли познакомится с приличной девушкой среди товаров народного употребления.
Вера Ренатова — 2 марта
Рассказываем про писателей которые увлекались алкоголем
Тихон Печалин — 30 июля
Как выпивать в одно лицо и какие у единоличного потребления топлива плюсы мы и постараемся рассмотреть.
Матвей Черемуха — 27 декабря

25 лет назад не стало Александра Башлачева.
Тихон Печалин – 17 февраля

Хочешь, чтобы женщины были твоими — пиши порно-поэмы, будь эротоманом, преступником, пей и кури,...
Ольга Труфанова – 30 августа

В этой рубрике горожане рассказывают о себе домашнем и о себе на людях. Две крайности. Лена ...
Петр Поляков – 20 апреля

Французская фотограф Софи Гаман снимает конкурсы красоты собак
Андрей Ковалев – 26 августа

Люди обращаются к здравому образу жизни – бросают курить, трепетно выбирают кроссовки для бега, ...

Партнер Рамблера
 
 
Войти через Facebook Войти через Вконтакте Войти через Twitter
Вы можете войти через социальные сети или пройти
быструю регистрацию на Royal Cheese
Логин или e-mail