Мы в этом живем

Токсичная феминность: женщины, остановитесь

Алина Исаева Алина Исаева
Вновь рассуждаем про патриархат, токсичных женщин и бондажи из стандартов.

Про токсичную маскулинность говорят абсолютно все. Ох уж эти мужчины, которые бравируют наличием пениса и утверждают, что им должен подчиняться весь мир, — даже если все, чего они добились, — это взятый в кредит под залог задницы Солярис и б/у диван из «Икеи» в наследной дедовской однушке. Токсичную маскулинность осуждают во всем мире — и большинство людей понимает, что это плохо и неправильно. Однако сегодня речь пойдет об обратной стороне медали —  токсичной феминности.

Мужик должен


Что это за покемон такой — «токсичная феминность»? Разве женщины, народ, о правах которого столько говорят сегодня, тоже могут быть токсичными? Еще как могут. И нет, это не те дамы, которые называют мужчин «спермобаками» и самовыражаются через картины из менструальной крови, — все намного глубже и сложнее, чем ты думаешь.

Если токсичная маскулинность — это концепция из стигматов мужского поведения, построенного на агрессии, насилии и женоненавистничестве во всех его проявлениях, то токсичная феминность — набор женских практик манипулирования мужчинами на основе патриархальных идей. Мда, звучит сложновато. Кажется, будет проще разобрать на примере.

Возьмем условную Катю. Кате 25 лет, она работает мастером ногтевого сервиса — к ней «записываются на ноготочки». Недавно Катя познакомилась с Колей, он — очаровательный хипстер, софтбой с внешностью Тома Холланда, окончил филологический и устроился переводчиком. Весь из себя интеллигент и умничка. Катя хоть и продвинутая современная девушка, но она выросла в семье заводчанина-металлурга, и у нее на подкорке сознания четко записан катехизис под названием «Мужчина должен». Поначалу все радужно: Коля красиво ухаживает, дарит цветы и подарки, водит в кино и кормит Катю синнабонами, у них чувственный и страстный секс. Пара решает жить вместе, и начинается быт — тут-то на поверхность и вылезают все Катины демоны, которые пытаются вытесать из стоеросового миллениала Николая «настоящего мужика».

— Коля, я не буду нести пакеты, они же тяжелые. Мне все равно, что их четыре.
— Коля, ты криво прибил полку. Откуда у тебя растут руки? В смысле ты лингвист? Тебя папа в детстве не научил?
— Коля, у нас сломался кран на кухне. Что значит «вызови сантехника»? Ты че, сам не можешь починить? У нас же есть отвертка! Ты что, не мужик?
— Что-то у тебя руки худоваты, Коль. Да и вообще тебе бы не мешало в спортзал записаться. Видел соседа Сашу? Вот это мужик!
— Коленька, котик, мне нужно 3000 на ресницы. В смысле зарплата через две недели? Я что, сама за себя должна платить?
— Коль, ты видел, как этот гопник на меня посмотрел? Иди и врежь ему! Ну ты же мужчина, Коля!

Конечно, Катя — это утрированный пример. Однако он очень подробно показывает, как работает токсичная феминность. По сути своей, Катя — заложница патриархальной системы, ведь ей с самого детства внушали: мальчики — сильные, девочки — нежные хозяюшки. Общество требовало от Кати, чтобы она была красивой, ухоженной и не вмешивалась в мужские дела. Так она и поступала все эти годы, и, встретив Колю, она ждет от него соответствия сложившемуся в ее голове стандарту. У нее перед глазами пример родителей, примеры подруг. Но Коля в эти рамки вписываться не хочет: ему чужды стигматы показной мужественности, он не считает, что наличие пениса обязывает человека уметь чинить машины и делать евроремонт левой ногой. Коля хочет разделять обязанности по дому, готовить и смотреть по вечерам балет. Катя этого не понимает.

Своим поведением такие женщины, как Катя, возводят агрессивно-маскулинных мужчин на пьедестал и всячески укрепляют трещащие по швам патриархальные рамки, заставляя мужчин, которые в них не вписываются, чувствовать себя неполноценными и уязвленными. Эти токсичные роли тесно взаимосвязаны: не было бы одной — не было бы другой.

Механизмы токсичной феминности

Сейчас мы более подробно разберем все рычаги управления этой адской машины. На чем зиждется токсичная феминность?

У меня лапки


Открывание консервных банок и бутылок, демонстративное ношение сумочек своих спутниц мужчинами и Катины пакеты из супермаркета в нашей истории — все это хитрые средства манипуляции, призванные показать, что мужчина обязан брать на себя ответственность за все. Некоторые «мудрые» женские форумы даже советуют девушкам: дайте мужчине почувствовать себя нужным. Чувствовать себя нужным — это одно. А эксплуатация мужчины по любому поводу — совсем другое. К слову, результат достигается не всегда, и чаще в итоге вся ситуация вызывает лишь взаимное раздражение. Мнимая беспомощность — оружие токсичной феминности.

Манипуляции на тему мужественности

А это как раз-таки история про «разберись с ним по-мужски», «прими мужское решение», «кто тут мужик: я или ты?». Это примеры токсичных конструкций, которые используют женщины (и все патриархальное общество: родители, учителя, друзья), чтобы задеть достоинство личности, — ну кому хочется испытывать вину за свою неполноценность? Отравленный чувством уязвленности, мужчина пытается изо всех сил доказать, что он «мужик». Если Коля после скандала с Катей с грехом пополам починит кран на кухне, не прибегая к помощи сантехника, то получит награду: «Какой ты у меня молодец, настоящий мужчина». Стал ли Коля от починки крана более «мужественным»? Может, у него вырос дополнительный пенис? Нет. Он просто сдался под влиянием токсичной феминности и поступил нелогично: имея образование филолога, полез в сантехнику. Кран снова сломается через два дня, зато Катя рада. Патриархат — тоже.

Женщина — хранительница очага


Постулаты токсичной феминности диктуют женщине: ты сидишь дома, и тебе от этого классно. Твой мужчина тебя содержит — это так удобно. Ты можешь раз в неделю брать клиенток на ноготочки на дому, чтобы не сойти с ума от скуки. Или еще лучше: просто жить за его счет. Он обязан по факту — он же мужчина. Он тебе — все, а ты ему — свою вагину, логично же? Ну и борщик. Он — самец, а ты — хранительница очага.

Вот прямо здесь остановим этот тошнотный поток клише и спросим всех, кто с этими мыслями согласен: какой к черту очаг? Век нынче какой на дворе: каменный или 21? Налицо манипуляция образами «истинной женственности», которыми оперирует патриархат: между полами есть неразделимая пропасть, женщины и мужчины с разных планет, мозги у них заточены под разные задачи и так далее. Некоторые женщины с детства воспитаны так, что их кругозор ограничен социальной ролью жены и матери. Все остальное — так, при необходимости. Она будет истерично исповедовать идеи, в которых живет, потому что по-другому не умеет. Не дай бог ее мужу когда-нибудь проявить слабость, ее сыну — отпустить волосы, ее дочери — увлечься боксом или симпатичной одноклассницей.

И что делать?

Прежде всего понять, считаешь ли ты такое положение вещей нормальным? Если да, то стоит задуматься о том, чего тебя лишила такая система. Так ли хорошо всю жизнь стараться соответствовать чьим-то ожиданиям и насильно подгонять других — близких и посторонних людей — под стандарты, которое придумало общество, чтобы создать иллюзию порядка? Мы ведь все в первую очередь люди. Мы не обязаны быть одинаковыми и никому ничего не должны.

Загрузить еще