Мы в этом живем

Что позволено американцу, то не позволено русскому: чего лишены наши мужчины в 21 веке

Алина Исаева Алина Исаева
История про самый стойкий миф человечества: сильный пол, слабый пол и другие стигматы, которые мешают жить.

21 век — это время перелома стандартов, переосмысления всех ошибок и несовершенств человечества. Слова «угнетение», «сексизм» и «дискриминация» уже выучили все, однако к пониманию и осознанию их значения только предстоит прийти. Особенно в России, где общество еще как минимум по пояс стоит в патриархате, от которого страдают как женщины, так и мужчины.

Как это работает


Возможно, для кого-то будет сюрпризом, но патриархальное общество поражает мужчин в правах. Дело в том, что система, построенная на превосходстве одних над другими («сильных» над «слабыми» в нашем случае), предъявляет к тем, кто претендует на это самое превосходство, определенные требования, которым нужно соответствовать, чтобы сохранять доминирующее положение.

Разберем на простом примере. Есть некий малыш по имени Вася, он родился с пенисом между ног, поэтому в православной патриархальной России Вася будет с детства играть в «мужские» игрушки, заниматься «мужскими» видами спорта, одеваться в темные «маскулинные» цвета, отмечать 23 февраля, отстаивать свою правоту кулаками и бояться, что кто-то застукает его за просмотром «My Little Pony», потому что это «для девочек/для педиков». «Че ты как баба» или «че ты как педик» — смертоносное для репутации Васи оскорбление, ведь «девочки» и «педики» — это «слабая» часть общества, а Вася по праву рождения претендует на место среди «сильных». Если он не подтвердит, что достоин этого, то автоматически будет подвергнут остракизму. Вася живет под этим давлением, до конца не осознавая весь его масштаб.

И вот Васе 18 лет, и он хочет пойти учиться на дизайнера. Однако отец Васи, бывший десантник, говорит ему: иди в армию, какой дизайн, ты гомик, что ли? Доводы и аргументы в данном случае совершенно бессильны и бесполезны.

Утрированный пример Васи показывает, с чем сталкиваются русские мужчины, становясь заложниками патриархальных стигматов и моделей поведения. Система предъявляет им жесткие требования, которым они должны соответствовать. Вот ты ржешь над феминитивами, а мужчины даже придумали себе токсично-маскулинное слово «мужик». «Мужской» суффикс «ик» демонстративно подчеркивает отличие от более нейтрального слова «мужчина», которое уж слишком похоже на слово женского рода (так легко подставить: «она моя мужчина»). Мужиком не назовут ни слабого, ни рыхлого, ни гомосексуального.

В западных странах отношение к патриархату более продвинутое и осуждающее: мужчины в тех же Штатах (не все, но многие) более внятно представляют, чего они лишены из-за столетий демонстративного соревнования «у кого длиннее», и поэтому стараются всячески исправить это положение.

Тебе нельзя — ты же мальчик

Теперь более предметно поговорим о том, чего лишены русские мужчины. И нет, речь пойдет не про «целоваться с другими мужчинами» и «носить юбки». Слишком очевидно. Патриархат давит на них абсолютно со всех сторон, и иногда намного более изощренно, чем кажется.

Право на эмпатию


Это начинается с самого детства. Сначала мальчику говорят: ты должен защищать, ты должен охранять, ты должен оберегать. Никто не объясняет им, что в жизни необходимо хотя бы иногда сочувствовать, понимать, проявлять мягкость и гибкость, потому что это черты, традиционно приписываемые женщине. Общество ставит знак равенства между понятиями «мужчина» и «агрессия». Во многом из-за этого у огромного количества мужчин эмоциональный интеллект и способность к эмпатии находятся на зачаточном уровне. Им тяжело понимать чувства других людей, чувства своих жен, своих детей. Они не могут решать конфликты с помощью диалогов, не могут приходить к консенсусу.

Право на уязвимость

Эта неписаная аксиома: мужчина должен быть свиреп, непобедим и всегда с лицом, мало отличающимся от камня. Даже слеза, которая позволена мужчине, и та «скупая» — список поводов, по которым можно ее «проронить», тоже строго ограничен. Проявление уязвимости считается признаком слабости, а слабым в этой системе место глубоко в трюме, вместе с женщинами, стариками, детьми, геями и прочими пораженными в правах. В этой системе ценностей мужчине отказано в праве на жалость к самому себе, на слезы, на приступы слабости. Стоит ли объяснять, насколько это вредно для здоровья нервов и сердца? Чаще всего мужчины в нашей стране годами копят в себе негатив, просто потому что общество отказывает им в должной поддержке, на какую, например, могут рассчитывать девушки.

Право на помощь


Мужчина должен со всем справляться сам — так заведено. Только в крайнем случае — ну, если там машина в озере утонула или задница отвалилась, — вот тогда в принципе можно. А так — нет. Это проявляется даже в повседневных мелочах: дорогу спрашивать не буду, сантехника вызывать не буду, телевизор сам починю, ангина сама пройдет и так далее. Если мужчина не может с чем-то справиться сам — это плохо, так ему на подсознательном уровне внушили с пеленок. От этого стандарта поведения зачастую больше вреда, чем пользы.

Право сдаться и уйти

Нам свойственно совершать ошибки: выбирать не ту профессию, не ту должность, не тот путь. Это абсолютно нормально, в жизни все меняется: как обстоятельства, так и наши собственные убеждения и вкусы. Однако мужчине нельзя признать, что он выгорел на работе, что в отношениях нужно сделать перерыв, да просто сказать: «Я так больше не могу!» Особенно если на нем лежит ответственность, которой, кстати, нельзя ни с кем делиться, как бы ни было невыносимо. Ты же мужик, че ты ноешь, как баба.

Право осуждать эту систему


На двух стульях усидеть не получится: или ты внутри этой системы и в кругу «сильных», или ты осуждаешь ее и отправляешься в лагерь «слабых». Не хочешь подчиняться? На здоровье, только учти: ты теперь персонаж нерукопожатный.

И что делать?

Самое обидное: наше общество (пока что) не вполне готово переломить эти стандарты. Однако сердца все же требуют перемен, и глобальные тренды не обходят нашу страну стороной: поколение миллениалов устанавливает свои порядки. Молодые мужчины готовы меняться и идти в ногу со временем — они перестают сидеть в тени патриархальной темницы, боясь любого проявления эмоций. Они показывают свою человечность и более решительно заявляют: мы умеем чувствовать. 21 век — эпоха свободы, и каждый выбирает свою собственную дорогу. Кому-то это дается труднее, кому-то — легче. Возможно, когда-нибудь мужчины осознают до конца, что нет никаких «сильных» и «слабых», — есть цивилизация людей, которые отличаются друг от друга лишь характерами, воспитанием и половыми признаками.

Комментарии
Загрузить еще