Мы в этом живем

Цукерберг, забери нас с собой!

Аня Айвазян Аня Айвазян
Каждую неделю мы пишем о политике. Весело. Иначе — скучно.

Пока залетный капиталист Цукерберг поднимает российский Макдональдс, а условные дагестанцы гуляют на широкую ногу (и полную обойму) в центре Москвы, в Думу 6-го гоп-созыва внесен очередной кавайный закон. На этот раз об оскорблении религиозных чувств. Новой продукт акул российского законотворчества сулит непокорным большими неприятностями – до 500 тыс. рублей штрафа или до 5 лет тюрьмы.

Похоже, эти самые «верующие» — единственные люди, которые в этой стране могут заставить себя уважать

Получается, если я не себя не причисляю к их числу или предпочитаю не афишировать свои религиозные взгляды или просто не достаточно экзальтирована для того, чтобы угрожать своим идейным противникам котлом с кипящим маслом, то на мои чувства можно покласть. Наверное, есть в этом какая-то высшая справедливость, которая мне пока неведома. Вот и православные активисты пришли сегодня на кассацию по делу Pussy Riot. Один из них ссылается на положительный опыт мусульман, которые дали отпор грязным оскорбителям. Когда православные активисты приводят в качестве примера для подражания холивар из-за какого-то второсортного фильма, сразу понимаешь, вот он, прекрасный 21 век – общность конфессий и настоящее мировое братство. Остается только надееться, что резиденция американского посла в Москве хорошо защищена.

В любом случае, здесь мой небольшой жизненный опыт велит мне остановиться и перестать писать про верующих и их тонкую душевную организацию, да и про марсианские законы, принимаемые Думой, тоже.

Кажется, мы все настолько привыкли к перманентному сюрреализму, царящему в нашей политической жизни, что большинство событий уже сводятся к мемам в интернете

А выразить свое мнение — значит поставить лайк. Потому что люди действительно устали.

Впрочем, есть у нас еще неутомимые. К примеру, дагестанцы, устроившие пышную свадьбу со стрельбой и отделавшиеся административкой. Вот, к слову, еще одна категория граждан, умеющая заставить себя уважать.

В результате получается, что я и мои 400 друзей в фейсбуке остаемся не у дел. Так сказать, один на один со своей френдлентой и чувствами, которые почему-то никто уважать не хочет. И тут я смотрю на фотографию улыбчивого и довольного жизнью Цукерберга, а в голове так и крутится:

Цукерберг, забери нас с собой!

Комментарии
Загрузить еще