Как тут жить

«Кореец улыбнулся, помахал рукой и сказал: «Пошел на….й»: как я работал в хостеле

Христофор Миндыла Христофор Миндыла
Зашли как-то в хостел чеченец, бандит и резчик по дереву — за проживание никто не заплатил.

В детстве мне казалось, что работники отелей — самые счастливые люди на свете. Почему? Потому что вокруг них проходит бесконечный поток эмоций и историй. Однажды мне выпала возможность убедиться в этом: я устроился администратором в хостел. Это не рассказ о внутренней кухне гостиницы. Я хочу показать, насколько интересным может быть маленькое пространство, в котором беспорядочно сменяются совершенно разные люди. Каждый параграф материала — одна история о человеке, который делал это место уникальным.

Hi, I am Noel


Мне позвонили и сказали, что берут на работу, — в этот момент я понял: впереди событийный месяц. Я подготовился к первой смене, даже выспался, чтобы в случае бесконечного потока клиентов поддерживать активность. Но дебют был омрачен: ни одного посетителя в первые 12 часов. День прошел настолько скучно, что я 3 раза от корки до корки прочел книгу отзывов.

Однако трудности были припасены на ночь: в 23 часа в дверях хостела появился мой первый постоялец. Он заходил спиной, протаскивая в холл огромный чемодан. Я начал вспоминать скрипт, по которому должен встречать гостя. Он повернулся: высокий кыргыз, подозрительно опрятный, в медицинской маске:

— Hi, I am Noel.

Не кыргыз. Я растерялся, во-первых, мой английский очень ограничен, во-вторых, Ноэль — первый постоялец. Я еще не успел отточить мастерство открывания кассы и выдачи ключей от ящиков. В возникших условиях сделать это было чуть труднее. Взяв себя в руки, я объяснил ему, что к чему. Но вместо понимания увидел на лице ту самую улыбку, которая прячет смущение. Мне пришлось открыть Ноэлю все карты, с помощью Гугла я ему сказал:

— Дружище, я тут первый день, к тому же мой английский — отвратителен.

Мы обусловились общаться при помощи переводчика. Показав ему все, что нужно, я оставил его и вернулся на пост. Через пять минут в холле появился Ноэль, ему очень хотелось общаться, а я был не против. Оказалось, ему 28, он приехал из Южной Кореи на какой-то форум волонтеров. Мы проговорили минут 30, обменялись инстаграмами, и Ноэль покинул меня.

На следующее утро Гун Хо Ли (полное имя) должен был улетать, но почему-то не подготовился заранее. За 40 минут до конца регистрации он подбегает ко мне с глазами навыкат и кричит что-то на смеси корейского и английского. Говорю:

— Ноэль, кип калм.

Реакции никакой. С помощью Гугла попросил его описать проблему. Он сказал, что ему нужны адрес аэропорта и такси. Справившись с его проблемой, помог собрать гостю вещи, довел до машины и попросил водителя довезти нового друга без приключений. На прощание подарил Ноэлю брелок из-под водки «Царская». Приняв подарок, кореец улыбнулся, помахал рукой и сказал:

— Пошел на**й.

Я сразу понял, что до меня у него был богатый опыт общения с русскими.

На этом история с Гун Хо Ли могла бы закончиться, но через полтора года он написал мне, что хочет увидеться снова, поэтому остановится в том хостеле. На тот момент я там не работал, да и место давно прикрыли. Я пригласил иностранца к себе, он жил в моей квартире 3 дня. Показал ему город, особенно его заинтересовали хрущевки:

— Is it safe?

Судя по всему, прогулки по улицам России заставили адреналин в организме Ноэля литься рекой. Я рассказывал ему об истории нашей страны, особенностях менталитета и кухни. Кстати, ему понравился красный суп, но йогурт в нем, по мнению корейца, лишний. Три дня пролетели быстро, Ноэль познакомился с моими друзьями, которые по очереди приходили в гости.

Иногда я чувствовал себя владельцем зоопарка, в котором живет редкое животное. Однако все реагировали на моего нового приятеля сдержанно и культурно — за все время он выучил только один мат. Вскоре Ноэль уехал, мы обменялись подарками: он мне — открытку, я ему — книгу Достоевского. Больше своего первого постояльца я не видел.

Открой мне дверь, я скоро вернусь


Боевое крещение Ноэлем было не из легких, от этого мне казалось, что меня ничем не удивить. Но Игорь так не думал. Так звали крупного лысого постояльца, который в своем лексиконе совмещал удивительные эпитеты и тюремный язык. Он любил сидеть у телевизора в гостиной и надоедать администраторам. Работники хостела и остальные постояльцы не любили Игоря — слишком болтлив. К тому же все старались держаться от него подальше — однажды он украл у другого гостя фотоаппарат, но это не смогли доказать.

Игорь жил в долг, за номер не платил по договоренности с владельцем-тряпкой, который не смог противостоять упорству гостя. Но об этом я узнал тогда, когда Игорь обвел меня вокруг пальца. Однажды он разбудил меня ночью и попросил открыть двери, которые мы закрывали на ключ. Я долго думать не стал и выпустил постояльца. Напоследок он сказал:

— Я скоро вернусь.

Больше я его не видел. Меня никто не стал отчитывать, владелец даже был рад, что Игорь исчез бесследно, пусть и оставив за собой огромный долг. Позже нас навестила полиция: оказывается, наш постоялец был в розыске. Но никаких улик, кроме забытого пледа, они не нашли. Покрывало это, кстати, я оставил себе на память.

Посели меня с моей женой


Однажды в дверях хостела появилась низкорослая девушка. По ее акценту, внешности и кепке «FBI» я установил ее примерную национальность. Не ошибся. Мадину я заселил в женский номер. На протяжении трех дней она была невидимкой. Все изменилось, когда появился Тимур:

— Посели меня с моей женой.

Показал ему просторный двухместный номер, но он сказал, что это дорого, они с Мадиной вполне могут разместиться на одноместной полке в женском номере. Объяснил, что так нельзя. Тимур не понял:

— Как нельзя? Мне нельзя жить с моей женой?

Нашли альтернативу: заселил его в мужской номер. Все свободное время он и Мадина тусовались на диване, где раньше зависал Игорь. Периодически уходили гулять. На ночь прощались и шли спать.

Через пару выходных я прихожу на работу и вижу, что возлюбленные выходят вдвоем из мужского номера, — Тимур поселил избранницу на своей койке. Свои действия он объяснил тем, что разрешил хозяин. Выяснилось, что владелец в очередной раз не смог отстоять свою точку зрения. От этого впоследствии и накрылся его бизнес. Меня дико развеселили новые условия проживания в хостеле — я понимал, что скоро гостиница закроется.

Тем временем Тимур все чаще позволял себе экстравагантные выходки: он пытался деревяшкой достать чипсы из автомата, дрался с Мадиной и объяснял мне, как нужно общаться с девушкой. Однако опасности для других он не представлял, с ним у меня сложились хорошие отношения. Возможно, потому что я помог ему: однажды он попросил соврать своему знакомому, что у него есть деньги и он исправно платит за номер. Хотя я знал, что Тимур не вернет хостелу ни копейки и уедет в закат вместе с Мадиной. Так и произошло: владелец то ли простил ему долг, то ли получил с него в разы меньше. На прощание Тимур пригласил меня в гости в Грозный.

Счастливые пенсионеры


В хостеле жили не только маргиналы — однажды поселилась пожилая пара из Иркутска. Они забронировали двухместный номер на то время, пока ищут квартиру для съема. В наших стенах они остановились на два дня и уехали, оставив только приятные впечатления. Однако через 8 часов в панике вернулись и рассказали, что их обманули. Попросили тот же номер снова, но на тот момент его уже заняла друга пара. Я расселил их: бабушку — в полупустой женский номер, а бодрого деда — к Тимуру и другим ребятам.

В номерах пенсионеры не торчали: усевшись на диване, они листали газету с объявлениями в поисках новых вариантов квартиры. Я предложил им помощь. На Авито за полчаса мы нашли то, что их полностью устраивало. Договорились о встрече, хозяйка квартиры даже согласилась забрать пару на своей машине. Пока мы ждали, бабуля с гордостью показывала на Ютубе ролик, где ее муж на лыжах преодолевает замерзший Байкал. Дед смущенно попросил ее перестать расхваливать его скромный подвиг. В конце концов он сам не выдержал и среди десятков других людей на экране искал себя, чтобы пальцем показать свое местоположение.

На прощание они написали мне теплое письмо и пригласили в Иркутск. Письмо я до сих пор храню в ящике с другими важными для меня мелочами.

Хостел прекращает свое существование, наши отношения — тоже


За месяц работы я повстречал свыше двух десятков людей и помню почти каждого, потому что каждый из них был со своей пулей в голове. Я убедился, что одно из самых интересных созданий — это человек. Мы все настолько разные, что, даже сидя в 4-х стенах, способны создать удивительное приключение.

Кстати, хостел, где я брал персонажей для своего текста, закрылся. Владелец не смог правильно выстроить бизнес, пуская пожить по бартеру и прощая долги. Отчасти из-за этого он развелся с женой, которая была управляющей в этом месте. Их отношения, как и хостел, не могли просуществовать слишком долго — ребята постоянно ссорились при администраторах и постояльцах. Но все это — уже история, из которой я для себя вынес интересный опыт, плед, два теплых письма и приглашение в Грозный.

Загрузить еще