Как тут жить

Я чуть не умер: 4 истории, которые могли закончиться на кладбище

Христофор Миндыла Христофор Миндыла
Нераскрывшийся парашют, бурная горная река, домашние психоделики и лампочка. Эти ситуации объединяет привкус смерти.

Согласно статистике за 2018 год, 144.612 наших соотечественников погибло от несчастных случаев. Это одна из самых распространенных причин смерти после сердечно-сосудистых заболеваний и злокачественных новообразований. RAND писали, что c 1992 по 2013 года общее количество умерших по неосторожности в России было выше уровня рождаемости. Но цифры не обрисовывают проблему так ярко, как частные случаи. Мы собрали истории четырех персонажей, которые были в шаге от ворот в иной мир. Их рассказы служат примером того, как и где тебе стоит вести себя аккуратно, чтобы не пополнить печальную статистику.

Иван и глубокие воды реки


У меня печальный опыт общения с водой: я дважды чуть не погиб, переплывая одну и ту же горную реку. В целом в ней безопасно купаться, если не подплывать к «плотине» — месту, где пороги становятся крутыми и вода готова впечатать твою голову в камень.

Первая попытка отправиться на тот свет состоялась, когда мне было лет 13. Мы с друзьями пошли купаться. Ребята один за другим успевали переплывать на противоположный берег, не доплывая до порогов метра 2-3. Настала моя очередь, я отважно прыгнул в воду, начал грести на другую сторону, но не успел схватить товарища за руку и с мыслью «Упс!» понял, что меня ждет приключение. Волной меня сразу вмазало о дно, я пытался грести в безопасное место, но пороги повторялись слишком часто, и каждая попытка была тщетной. Раз 7-10 меня погружало на дно волной, течение било меня о валуны. Готовился к худшему сценарию, но заметил, как вода впереди становится тихой. Подгадав момент, я из последних сил стал грести к безопасному месту и спас свою жизнь. Обратно я шел с трясущимися избитыми в кровь ногами и синяками по всему телу. Не помню, сколько я шел, но вскоре увидел своих друзей, которые бежали мне навстречу с полотенцем и глазами по пять копеек.

Следующим летом история повторилась, и самое забавное, что мне не было страшно. Получая удары камнями по телу, я спокойно ждал тот тихий оазис, чтобы спокойно подплыть к нему. В этот раз я спасся и даже не паниковал, хотя пострадал приличнее. Кстати, еще через пару лет мы спускались по этой реке на покрышках от машин. По иронии судьбы моя порвалась на полупути, свернув ее вчетверо, я спокойно доплыл до излюбленного мною места, слегка поранив колено.

Даниил и халатное отношение к парашюту

Обычная тусовка. Речь зашла про армию. Я рассказал, что прыгал с парашютом, и меня спросили про самый страшный прыжок.

— У нас был такой порядок: если погода плохая в день прыжков, то мы возвращаемся в часть, распускаем купол и собираем заново. И так до тех пор, пока погода не будет подходящая. Укладка купола занимала в среднем 5-7 часов.

Мой четвертый прыжок. Укладка купола. Я смотрю прогноз погоды и вижу: метеоритный дождь, смерч, торнадо, ветер скоростью 6 световых лет в секунду. Думаю: «Нууу… я тогда напрягаться не буду на укладке, все равно распускать придется» — и, максимально не стараясь, собираю парашют. Один из последних этапов — укладка купола в рюкзак. Я запихал его туда ногой с мыслью: «Все равно завтра заново собирать» — и завязал на узел, на который нельзя.

День прыжков. Погода ангельская. Ветер 0 метров в год. Мысль: «Мне п***а». Выпрыгиваю я из вертолета:

— 501, 502, 503 — кольцо! 504, 505 — купол!

В этот момент я должен поднять голову и увидеть над собой раскрытый купол. Я поднимаю голову и вижу кусок тряпки, которая зацепилась за мою спину. Совсем не купол.

Делаю паузу, и мой друг, который внимательно слушал эту историю, спрашивает меня:

— И что дальше?
— Да, ничего, Леша, разбился я к х**м…

Купол раскрылся через пару секунд, меня сильно дернуло и начало крутить (стропы запутались), но я выжил.

Лена и неудачный психоделический опыт


Моя любимая история — как я в сознательном возрасте решила поиграть в психонавта и съела мускатные орехи с йогуртом. Первые пару часов ничего не чувствовала, а потом буквально сползла по стенке перед мамой с фразой: «Ой, что-то мне нехорошо». Та сразу просекла, что у меня что-то с сердцем, и мне ни в коем случае нельзя давать спать. А, надо сказать, меня буквально вырубало.

Мало того, что мне в принципе было, не очень хорошо, еще и эмпатия подскочила на новый уровень — передо мной плакала мама, пока мы ехали в скорую, а я ревела так, как будто меня уже хоронят. Меня еле откачали, едва не отправили из приемного покоя в дурку — решили, что хочу покончить с собой. Обошлось, списали все на пищевое отравление.

Еще неделю у меня вообще не работали рецепторы: я не ощущала температуры, не чувствовала вкуса. Могла залпом выпить вскипяченный чай или постоять под холодным душем и не заметить этого. Мама подумала, что я хотела наглотаться чего-нибудь и уйти в иной мир, папа решил, что я увидела в интернетах новомодное средство для похудения, и только брат понял все.

Анна и «лампочка ильича»

Эта история произошла много лет назад. Я училась на 1 курсе, была зима, наша первая сессия. Мы с одногруппницей жили в маленькой квартирке, день и ночь готовились к первому в жизни университетскому экзамену. «Современный русский язык» отнимал все наши силы, мы ложились спать под утро, вставали в 7, ехали на зачеты и снова садились готовиться к экзамену. Провели в таком режиме примерно неделю — до того нервничали. Разумеется, разум чутка помутился у обеих. И тут случился безобидный, казалось бы, инцидент — ночью перегорела лампочка на кухне. Запас лампочек у нас был, ну и я полезла ее менять. Люстры на кухне не было — с потолка торчал проводок с патроном. Я подставила табуретку и попросила соседку проверить, выключен ли свет. Она уверенно сказала: да, конечно, выключен. Я была настолько рассеянной и уставшей, что поверила наслово (а этого делать не стоило).

Проблемы начались буквально сразу: лампочка не хотела выкручиваться, колба вывалилась и осталась у меня в руке, а цоколь застрял в патроне. Нужно было его как-то вытаскивать. Матерясь, я слезла с табуретки и не придумала ничего лучше, как взять круглогубцы.

Все, что я дальше помню, — вспышку, боль в руке и побелевшее лицо моей соседки, склонившейся надо мной. Свет НЕ БЫЛ выключен, и когда я прикоснулась к цоколю металлическим предметом, меня, разумеется, шарахнуло током. Я навзничь упала с табуретки на пол и каким-то чудом не расшиблась об стол. От 220 вольт меня, видимо, спасли прорезиненные ручки инструмента.

В тот день мы решили забить на подготовку к экзамену и как следует напиться. Это пошло нам обеим только на пользу.

А есть ли у тебя подобные истории со счастливым концом?

Загрузить еще