Мы в этом живем

Зачем осваивать арктические ледники и чем это нам грозит

Антон Подрезов Антон Подрезов
Полярная пустота или снежное богатство?

Многие, видевшие в своей жизни северное сияние, говорят, что зрелище это не такое уж незабываемое. Но что поделать, если это одно из немногих развлечений, которое есть у людей, живущих и работающих за полярным кругом. Вот уже сотни лет идёт активное освоение этого региона не только в нашей стране — и уж точно не ради любования этими цветными бликами в небе. Так зачем же нам эта Арктика?

Как закалялся лёд


Все привыкли к тому факту, что Россия занимает 1/6 часть суши, и мы можем себе позволить измерять свою площадь не только в попугаях, но и в каких-нибудь Франциях. Но не все знают, что Арктика (это не только острова, но и ледники, моря и Северный Ледовитый океан) занимает 1/6 поверхности всей Земли! Разумеется, такой кусочек невозможно оставить без внимания, хоть условия для знакомства с ним не такие благоприятные, как у исследования Карибских островов.

Не вся Арктика освоена одинаково. Есть части суши и морей, принадлежащие северным государствам, которая по-своему обжита (насколько это возможно). Изначально Арктика изучалась чисто в просветительских целях. Кто-то увидел, что эта льдина очень долго не кончается, и пошёл до самого конца, ошалев от масштабов снежного государства. Потом интерес стал более детальным, практичным и стратегическим. И вот уже легенды о российских и советских полярниках надолго осели в советском фольклоре. Собственно, северные моря и названы именами этих исследователей (Баренцев, Лаптевы, Беринг).

О всей истории покорения холода я рассказывать не буду. Отмечу, что СССР один из первых плотно занялся освоением этих земель. И если в других странах, приближенных к крайнему северу, освоение и разработка ресурсов Арктики велись больше вахтовым методом, то Советский Союз мог себе позволить строительство целых городов, таких как Норильск и Уренгой. Для СССР вообще было характерно освоение полудиких земель: то целину поднимем, то железную дорогу в другой конец страны общими усилиями проложим, то города в приполярных районах построим.

Так продолжалось до начала 90-х, когда стало нецелесообразно тратить средства на освоение севера. Но теперь мы снова лидеры: ледоколов у нас больше и мы готовы потратить до 2025 года 240 млрд рублей на освоение Арктики (из федерального бюджета, естественно). Там даже дирижабли хотят строить! Но зачем нам это?

Нужно больше золота!

Не нужно быть геологом мирового уровня, чтобы понять, зачем эти будто бы мёртвые земли. Даже поверхностные исследования арктических снежных плантаций говорят о том, что под толстой ледяной коркой скрываются невероятные по своим масштабам залежи нефти, газа, бриллиантов, угля и прочих дорогих подарков Земли.

Примерные цифры по данным Геологической службы США:
— 90 млрд баррелей нефти (13% мировых неразведанных запасов);
— 48 трлн кубометров природного газа (уже 30% таких же запасов).

И как же нам везёт, что большинство этих запасов сосредоточено на территории российского шельфа! Да, добывать сырьё тут немного сложнее, чем в странах Персидского залива, где можно просто воткнуть насос в песок и перевезти нефть по тёпленькому морю, которое находится за соседним барханом. Тут попробуй сначала разведай, а потом попробуй докопаться до ресурсов. Но не обращать внимание на такие прогнозы в плане добычи ископаемых, которые ещё и под боком, невозможно. Ведь эпоха альтернативных источников энергии ещё не наступила (может, и не наступит никогда). Вот и успешные исследования потенциальных залежей действуют на нефтяные компании как красная тряпка на быка, и они только рады заняться разработками да ещё и с государственной помощью.

Согласно международному праву, Северный полюс и прилегающие к нему воды Северного Ледовитого океана не принадлежат ни одной стране. Но на них никто особо и не претендует, а вот океанский шельф — предмет более манящий. В 2015 году Россия подготовила заявку в ООН, где она претендует на расширение границ океанского шельфа (а значит, и на все ресурсы, потенциально расположенные там). А это почти 1,2 млн кв. км территории! Вот ещё один магнит, притягивающий новые силы на освоение Арктики.

Рыболовный промысел там тоже имеет место быть, но он, скорее, приятный бонус среди золотых территорий Арктики. Но водный ресурс ещё ценен тем, что там проходит Северный морской путь между Дальним Востоком и европейской частью России. И тут тоже очень интересно. Как можно догадаться, морской путь из Владивостока до, допустим, Санкт-Петербурга через границы полярного круга очень тернист: ледники и тяжёлые погодные условия затрудняют мореплавателям и без того долгий путь. Поэтому часто такие маршруты проходят через южные пути и Суэцкий канал, но это сильно удлиняет путешествие до точки назначения. И тут на помощь судоходным компаниям приходит глобальное потепление! Ледники неизбежно тают (в Исландии им даже устраивают полноценные похороны), и путь через север становится проще, а препятствий становится меньше. Для сравнения: плыть через Суэцкий канал по этому маршруту нужно около 23.000 км, а через Северный морской путь — 14.000 км. А это ещё один важный пункт в области освоения Арктики.

Не навреди


А теперь о том, почему вся эта игра в полярников не стоит сожжённых ледяных свеч. О положительном влиянии глобального потепления я написал в прошлом разделе, а чтобы узнать о негативных факторах, достаточно выглянуть на улицу, причём в любое время года. С погодой происходит какой-то лютый трэш, будто небесный художник посмотрел залпом все фильмы Фон Триера и теперь не осознаёт себя в этом мире. Сложно сказать, напрямую это вина человечества или неизбежный фактор «старения» Земли, поэтому всхлипы экологов и просто неравнодушных к происходящему не доходят до золотых ушей промышленных гигантов.

А тем временем ледники неизбежно тают, а действия арктических потрошителей немного повышают общую температуру региона, что этот переход воды в новое агрегатное состояние только ускоряет. От этого страдают не только снежные глыбы, но и животные, чья жизнь неразрывно связана с ледниками. Получается, что и льдина под мамонтёнком растаяла, да и сам он под давлением времени превратился в текучее полезное ископаемое.

Особенно страшны при подобном освоении Арктики потенциальные разливы нефти. Они являются огромной проблемой в обычных погодных условиях, но ты только представь, насколько сложно реализовывать защитные мероприятия в условиях Арктики.

Но у неё есть свой защитник! И имя ему Arctic Sunrise. Это ледокол, который в 1996 приобрёл Гринпис и переоборудовал его под свои акции. Раньше это было грозное китобойное судно, а теперь это весёленький зелёный корабль с радугой на борту. Они и за японскими китобоями гоняются, и пробираются на нефтяные платформы, за что эти активисты даже провели несколько месяцев в российской тюрьме.

Споры за Арктику происходят не только между государствами, но и между защитниками природы и нефтедобытчиками. И этот спор невозможно прекратить обычными переговорами. Арктический кусок мирового пирога не перестанет возбуждать аппетит, а значит, ножи нефтяных вышек будут всегда наточены, пока человечество не придёт к новым источникам энергии или не пересмотрит своё отношение к природе. И хорошо, если бы это произошло до какой-то глобальной катастрофы.

Загрузить еще