Как тут жить

Вопрос этики: как и зачем тестируют лекарства на беременных женщинах

Христофор Миндыла Христофор Миндыла
Зачем лекарства тестируют на беременных женщинах, как это происходит и этична ли данная практика.

В инструкции каждого препарата указаны условия его приема при беременности. Это важный аспект, потому что любые контакты будущей матери с таблетками могут отразиться на здоровье младенца. Но, чтобы выявить возможную реакцию организма на лекарство, необходимо провести опыты. Медики со всего мира до сих пор спорят: гуманно ставить опыты на тех, кто в положении или нет? Наша редакция присоединилась к дискуссии. Как тестируют лекарства на беременных, что грозит девушкам и человечны ли подобные эксперименты? Отвечаем.

Талидомидовая трагедия


В 1954 году на фармацевтические рынки вышел талидомид. Безобидное на первый взгляд снотворное оказалось опаснейшим препаратом.

Первый тревожный сигнал прозвучал в 1959 году, когда компания Grünenthal стала получать жалобы на побочки от лекарства. Основная претензия покупателей — потеря чувствительности, что соотнесли с невритом. Производители закрыли глаза на произошедшее, талидомид выпускался в тех же объемах практически по всему миру.

Спустя некоторое время после старта продаж врачи обнаружили страшный феномен: в регионах, где можно было купить это снотворное, резко возросло количество новорожденных с жуткими пороками. Многие дети появлялись на свет без рук, ног и даже мимических мышц. Около 10 тысяч младенцев более чем в 40 странах мира родились с нарушениями.

В конце 60-х в отношении Chemie Grünentha начался тяжкий судебный процесс. Компанию обвиняли в безответственном подходе к реализации опасного вещества и замалчиванию информации. В 1971 году Минздрав Германии основал фонд, его цель — выплата компенсации пострадавшим от талидомида.

Произошедшее поставило серьезный вопрос перед медиками: как проводить исследования, которые помогут выявить противопоказания для беременных? Этично ли вообще проводить над ними опыты?

Кто и зачем тестируют лекарства на беременных?

Ситуация с исследованиями на беременных двоякая. С одной стороны, необходимо знать реакцию женщины и плода на вещество. С другой — подобные меры могут привести к необратимым последствиям. Но беременные женщины имеют право на качественную медицинскую помощь, основанную на аргументах, а не доводах.

20 лет назад доктор Энн Лайерли получила звонок, который предопределил ее интересы в медицине. Ее набрал коллега, оказавшийся в трудной ситуации: его пациентка умирала, требовалось ввести лекарство. Проблема заключалась в том, что девушка была беременна, и реакция плода на препарат считалась неизвестной. Лайерли осенило: большинство веществ не испытываются на женщинах в положении. Тем не менее Энн посоветовала вводить нужное средство.

Дальнейшую карьеру доктор посвятила поднятой в этой статье теме. Лайерли собрала огромную информационную базу и обзавелась единомышленниками. Вместе с Яном Фридманом и Мэгги Литтл она официально запустила инициативу «Вторая волна»: широкая, многоаспектная кампания по продвижению этически ответственных исследований с участием беременных женщин. Название проекта отсылает  к «первой волне» реформы клинических исследований 90-х. Тогда врачи призвали привлекать к участию в исследованиях беременных девушек.

К сожалению, особых перемен это не принесло. Проблема и в том, что многие женщины к моменту беременности уже сидят на лекарствах. Кто-то — на антидепрессантах, кто-то — на снотворных. Резкая отмена препарата не менее опасна, чем случаи применения веществ в критической ситуации. Статистика говорит, что беременные часто употребляют хотя бы одно рецептурное средство: 56 % в Дании и Канаде, 57% в Норвегии, 64% в США, 85% в Германии и 93% во Франции. Исследования крайне важны, ведь их результаты сделают жизнь миллионов рожениц более комфортной и безопасной.

Как тестируют лекарства на беременных?


Гуманное проведение исследований — основная задача специалистов. Все препараты изначально испытываются на животных. Для того, чтобы установить воздействие на плод, ученые экспериментируют с оплодотворенными самками. Это стало обязательным после талидомидовой трагедии в середине прошлого века.

Процесс тестирования на женщинах добровольный. Важно отметить, что если исследования не принесут прямой выгоды для беременной, то риски для плода должны быть минимальными. Если же удастся получить клиническую пользу, то риски можно увеличить. Например, девушке требуется лечение, и оно доступно только в рамках исследований. Эксперимент может спасти жизнь больной, но способен навредить ребенку. Задача медиков — найти баланс и не навредить как плоду, так и роженице.

Кстати, специалистам не всегда нужно проводить клинические исследования. Миллионы девушек до и во время употребляют препараты, чьи показатели еще не до конца изучены. Иными словами, некоторые делают вклад в медицину, не зная об этом.

Читать по теме: «Мне нравится видеть отклик счастливых глаз»: кто такие доулы и зачем они нужны беременным

Почему это важно?

Исследования помогают устранить дальнейшие риски для здоровья у миллионов женщин и их детей. Для многих рожениц эксперименты — возможность проходить лечение, пусть и рискованное, под присмотром врачей. Кстати, учитывая пандемию и появление на рынке первых вакцин от коронавируса, вопрос об опытах наиболее актуален. Ведь мы даже не знаем, как на прививку реагирует организм в нормальном состоянии. Кстати, в 2009 году Энн Лайерли и ее сподвижники получили квоту на исследование вакцины против свиного гриппа. Сотни женщин захотели присоединиться к инициативе: одни — из любопытства, другие — из-за стремления быстрее получить лекарство. Позже Лайерли говорила:

Женщины ломали двери, чтобы участвовать в исследовании вакцины против гриппа.

Многие называют эту практику неэтичной и опасной, но женщины в положении так или иначе примут определенный препарат. И лучше им будут заранее известны побочные эффекты. Никто не хочет столкнуться с неприятными сюрпризами.

Загрузить еще