Новости

Безусловный статус дня

В юности умели дружить зубы в зубы, и любить до колик в животе. И ничего больше не имело значения. И это было прекрасно, потому что не было никакой зарплаты, работы, счетов, платы за квартиру, коммуналку, походов в супермаркет и уборщицы, которая приходит раз в неделю. Ничего не было, были только мы, жаркое лето (которое тоже тогда было, не то что сейчас) и такие короткие ночи. Мы любили друг друга как-то по-настоящему безусловно, потому что ничего больше не имело смысла. Дружили так, что не могли провести порознь и дня, болтались по городу, ели мороженое, покупали дешевое вино, сидели на причалах и ничего больше не имело смысла. Не было никакого будущего, кроме завтра, и это «завтра» всегда было таким прекрасным. Мы так хотели быть друг с другом, и это было большое счастье.  Потом тебе в первый раз разбивают сердце, а если повезёт, то и второй, а может даже третий, если вы совсем везунчик. Потому что никогда больше чувства не будут так жечь глаза, так мучительно не давать тебе спать, действительно это пошлое «сгорать от любви».  И конечно было очень больно, и никто не сказал нам тогда о том, что так будет. Что будет вот так сильно и по-настоящему очень больно. Но никто не сказал нам и о том, что такого не будет больше никогда. Потому что потом появляются критерии, а когда тебе 16 какие там могут быть критерии? Ты красивый, с тобой весело, я тебя люблю. А потом любовь становится какой-то очень сложной, потому что появляется куча условностей. Потому что мы ищем по сути партнера, а не любовь. И становится важно где стоит стол, как выбрасывать мусор, кто сколько зарабатывает, как ездить в путешествия, в каких ресторанах есть, когда придёт уборщица, кто платит за квартиру. А тогда этого всего не было, вообще. И поэтому была такая сильная любовь, такая большая, огромная, невозможная. Может это и есть дурацкая свобода? Любить, кого любишь.

Статус дня «О — обидно»

Комментарии
Загрузить еще