Секс

Книжный разврват: как выглядела непристойность в литературе разных времен

Алина Исаева Алина Исаева
«‎Пошлость, звенящая пошлость» (с).

История выражения сексуальности через призму творчества насчитывает тысячелетия. Человечество начало с графических изображений коитуса на стенах пещер и к 21 столетию успело воспеть секс во всех родах искусства: живописи, скульптуре, музыке и, конечно, литературе. О ней-то мы сегодня и поговорим — и узнаем, как в разные времена выглядела откровенность в поэзии и прозе.

Возвышенная эротика античности


Сам термин «‎эротика» появился в античности и дошел до нас благодаря произведениям греческих и римских классиков. Одним из самых ярких авторов того времени является поэт Овидий, который изучал любовь философски и со всех сторон. Он написал трехтомную дидактическую поэму «Наука любви», в которой подробно рассказывал как мужской, так и женской аудитории о сложных чувствах, страсти и сексуальных играх, — разумеется, все это на языке высокой лирики. Книгу посчитали непристойной за советы, которые раздавал Овидий:

«‎Смертные жены, для вас пример указуют богини:
Не отвечайте же «нет» жадным желаниям мужским!
Страшно обмана? Зачем? Все ваше останется с вами:
Не убывает оно, сколько его не бери.
Сточится сталь сошника, обтекаются камни о камни,
Но не иссякнет одно — то, чем дается любовь».

Другим, несомненно, ярким примером эротической поэзии античности является творчество Сапфо. Эта греческая поэтесса включена в канонический список Девяти лириков. Сапфо часто описывала эротическое влечение как к женщинам, так и к мужчинам. Ее поэзия проникнута нежностью и тонкими метафорами:

«‎Трепещет вдруг душа моя
И на устах немеют речи,
И чувство острое любви
Быстрей по жилам пробегает,
И звон в ушах… и бунт в крови…
И пот холодный проступает…
А тело, — тело все дрожит…
Цветка поблекшего бледнее
Мой истомлённый страстью вид…
Я бездыханна… и, немея,
В глазах, я чую, меркнет свет…
Гляжу, не видя… сил уж нет…
И жду в беспамятстве… и знаю —
Вот, вот умру… вот умираю».

Яркий разврат 18 века

Эпоха Просвещения ознаменовалась не только громкими научными открытиями и философскими трактатами, но и переосмыслением эротической литературы как жанра. Влияние церкви, державшей в страхе Старый Свет на протяжении всего Средневековья, немного ослабевает, поэтому деятели искусства заново переосмысливают сексуальность. Тонкую метафоричность сменяет чувственность, телесность и флер фетишизма. Именно с 18-м веком связаны культовые произведения, которые перевернули представление об эротическом искусстве.

Джон Клеланд, «‎Фанни Хилл или Мемуары женщины для утех».
Фабула о простушке, которая приехала из провинции в столичный город, стара как мир. Британский классик Кленанд увековечил этот сюжет в своем романе, который после издания был предан анафеме и на протяжении нескольких столетий считался верхом фривольности и непристойности. «‎Мемуары женщины для утех» от первого лица рассказывают историю девушки, которая попала в лондонский бордель и начала получать от своей профессии удовольствие. Несмотря на очень претенциозную тематику, в книге нет детальных описаний откровенных сцен — лишь легкая эротика. Автор создает атмосферу и оставляет читателю простор для фантазий. На фикбуке роману присвоили бы рейтинг R.

Леопольд фон Захер-Мазох, «‎Венера в мехах».
Еще одно революционное для своего времени произведение. Захер-Мазох внес важнейший вклад в социально-психологическое осмысление сексуального фетишизма: фамилия автора и сюжет повести подарили название такому явлению, как мазохизм. «‎Венера в мехах» повествует о мужчине, который одержим фантазиями о властной доминатрикс. Отдыхая на курорте, он встречает стильную, раскрепощенную, умную вдову, с которой и решает поделиться своими непристойными мечтами. Книга ценна не описаниями сексуальных игр, а, скорее, психологическими тонкостями и детальным осмыслением садо-мазохистской философии. Но если тебе интересен исключительно сюжет и эротический контекст, то спешим обрадовать: «‎Венеру несколько раз экранизировали».

Маркиз де Сад и его творчество.
Раз уж мы поговорили о мазохизме, то стоит упомянуть и садизм. Маркиз Де Сад куда более популярен, нежели его «‎коллега» Захер-Мазох. Именно он описал и четко сформулировал концепцию получения удовольствия через унижение партнера и причинение ему боли. А также написал огромное количество эротических произведений, в которых обыграл множество сексуальных фетишей, которые и сегодня не утратили популярности: хиерофилия («‎Муж-священник», «‎Застрявший епископ»), закрытая школа, эфебофилия, дефлорация («120 дней Содома, или Школа разврата»), бондаж, групповой секс и многие другие. Его произведения, пожалуй,слишком разительно выделяются среди литературы той эпохи, и до сих пор наводят ужас на ханжей и поборников нравственности.

Русский разврат прошлого века


Классика Серебряного века в России тоже была богата на авторов, которые не брезговали эротикой и сложными темами, связанными с сексуальностью. Общая атмосфера того времени вдохновляла писателей на создание мрачных, тяжелых и претенциозных произведений.

Федор Сологуб, «Мелкий Бес».
Культовый роман, изданный в начале прошлого века, наполнен не только серьезными социальными проблемами, но и изящной эротикой. Она раскрывается в сюжетной ветке двух персонажей: гимназиста Саши Пыльникова и молодой красавицы Людмилы Рутиловой. Эротическая линия отношений этих подростков проникнута очень тонким флером фетишизма: их осторожные ласки, сны, обнажение, переодевания Саши в женскую одежду — все это звучало невероятно для русской литературы того времени, и даже сегодня смотрится свежо, позволяя читателю взглянуть на подростковую сексуальность под другим углом. Рекомендуется к ознакомлению всем, кому нужны качественные аргументы для споров о гендерной идентичности и сексуальной ориентации.

Иван Бунин, «Темные Аллеи».
Этот цикл рассказов Бунина изобилует эротическими мотивами и сценами — автор очень уж страстно описывал каждого женского персонажа, детально выхватывая привлекательные черты: «теплое розовое тело», «детские губки», «маленькие груди». Сцены близости у него выписаны хоть и не подробно, но максимально образно. Зачастую в них сквозит элемент обмана и принуждения, что делает сегодня многие из рассказов цикла возмутительными — и это до сих пор вызывает бурные споры в читательской среде. Хочется поспорить о бунинской эротике и «всех ликах любви»? Добро пожаловать в Твиттер.

А какие непристойные литературные произведения помнишь ты?

Загрузить еще