SEX&DATING

Не ходи на тот конец

Екатерина Волошина Екатерина Волошина
Есть типажи, с которыми девушкам не стоит слагать зверя о двух спинах даже на одно свидание и уж тем более долгосрочно переплетать лыжни и затевать роман

Не отговаривай себя тем, что ты очень голодна, а на месте случайного «не того» всегда можно представить своего бывшего или Гаспара Ульеля (кстати, ведь есть на свете счастливица, для которой Гаспар тоже бывший). Девочка, с такими размышлениями лузерши ты улетишь в пропасть коктейлей из жестяных баночек и Сережи Лазарева как героя твоих ночных поллюций.

Не веди утомительные диалоги с самой собой, победишь все равно ты, это неинтересно. Просто сделай правой рукой знак Victory, вот такой, V (или левой, если ты левша). Что видишь? Два прекрасных пальчика, они тебе и заменят ненужный хлам на сегодняшний вечер.

Итак, кого мы избегаем, если ты не распоследний колхоз и не Анжелика Агурбаш:

Инфантил

Только не надо топиться в шаблонах и на месте инфантилов представлять исключительно маменькиных сынков или ботаников, нога которых никогда не ступала в Симач. Это другая плоскость, мужчины уважают матерей и это гут, а для кого-то Стивен Хокинг притягательнее крепенького Ченнинга Татума с его прокаченными трапециевидными, и это также неплохо.

Инфантилизм – неспособность мужчины к принятию решений. Быть честным с окружающими и с собой.

Неумение выходить из зоны комфорта как из тазика с теплой водичкой

Зрелость – вот что отличает инфантила от горизонта . Возраст не играет роли. Некоторые в 21 год со свистом затыкают за пояс сорокалетних недоумков, пусть даже обросших детьми и ипотечными кредитами.

Как умная и самая шелковистая козочка ты должна понимать, что член пришит к голове. Умный парень не может быть плохим любовником. Инфантил незрел и вял морально. Даже если ниже пояса он порадует тебя крепким стояком, то дальше все будет неинтересно, потому что его голова тебя уже разочаровала.

Хватит морализаторства, больше грязи! Поговорим о размерах!

У него очень большой

Большой – о да! Мы все это любим. Чудесное эмоциональное удовольствие, что вспыхивает у нас в зрачках, потом в мозжечке и быстро передается лобным долям. Ровно до тех пор, пока размеры его члена не превысят масштаб удовольствия от секса. Хорошо, если он не зафокусирован на своем размере слишком сильно и может сдержанно отозваться, что да, ему говорили, что у него очень большой. Это еще нормальный вариант. Просто забудь о том, чтобы быть сверху (слишком болезненно, ты чувствуешь себя куском манго, насаженного на шпажку), и даже в миссионерской позиции вы должны находить тот самый лакомый приемлемый угол. От орального секса у тебя выпадают челюсти.

Если он знает и наслаждается от того, что «у него очень большой», отправляй его к пункту 1. Большой инфантил, здравствуй. И прощай, конечно же.

У него очень маленький

Сочувственные взгляды прибереги для субботнего посещения Ашана, когда увидишь, как главы семейства бьют своих детей руками, а жен – словами. И как они закупаются дешевой водочкой.

Ты чувствуешь себя не упругой узкой пробиркой, а трехлитровой банкой, в горло которой угрюмо тыкается его альтер эго. Неважно, рожала ли ты, или это были королевские кесаревы роды и голова ребенка никогда не раздвигала твою трепетную вагину – это кошмар. Или нет, кошмарик. Крошечный никчемный кусочек плоти. Чао.

Мазохист

Ему нужны навески на соски, которые ты сжимаешь, чтобы сделать ему больно. Твои руки – не для скуки, а для сильного царапанья его тестикул. Очень скоро понимаешь, что ты – всего лишь обслуживающий персонал, стюардесса на лайнере его удовольствий. Его, не твоих. Он просто не может самостоятельно осуществить то, что ты функционально осуществляешь. Опять-таки – инфантилизм. Виктори, моя сладкая? О да.

Пацифист

Отлизывает божественно, и на этом все. Надо пописать ему в рот, а у тебя, как назло, ни капли не выжимается. Потому что тебе не надо такого глухого доминирования, и капли своего благодеяния ты бы монетизировала на благо банановой республики или Коломенского детдома №13.

Много обещает

Ты – решенье его моральных проблем. Он парит высоко-превысоко в облаках, ценя тебя за то, что ты читаешь Хулио Кортасара. Ударник или франтмен неизвестной и никогда неузнаваемой группы. Когда ты заходишь в его рабочий бар – каблуки от Лабутана, платье от Виктории Бэкхем, высокомерный взгляд, откляченный зад, все его естество кричит: да, посмотрите, это моя телка! Остановите музыку, потому что она пришла! А на деле он делит хату с мамочкой, заливает тебя своими высокоморальными проблемами и под утро одаривает тебя взглядом срущей собачки: когда же следующий раз? Ни-ког-да. От-ды-хай.

Якорь-Суперстар

Ему под 50, а ты в свой тридцатник для него свежайшая ароматная маргаритка. Круто, что он разбирается в Цеппелинах и даже Кашмир угадывает с первых двух аккордов, но ведь у тебя нет ни малейшего желания копаться в его морщинах, которые он пытается замаскировать в мутных тенях Шанти. Оставь, милая, для нас уготованы более ароматные и приятные стейки!

Идиот, просто идиот

Не разбирается в твоих лиловых фибрах, а нудно занимается вагинальным сексом, долго, потому что считает или начитался, что женщинам нравится долго. Где у тебя клитор, где у тебя точка G и где у тебя мозги – он понять не в силах. Он сам настолько мелок и плосок (вот есть же в английском такое классное слово – shallow), что не в состоянии погрузиться в тебя так глубоко.

Никто из них не сможет умопомрачительно тебя отыметь, жестко, удерживая за волосы или нежно, спрашивая глазами, да, так? С пониманием процесса, с каплями дыхания, с пальцами там где надо, с включением головы, с безудержным и безрассудным занятием любовью.

Детка, не растрачивайся.

Вик-то-ри.

Комментарии
Загрузить еще