SEX&DATING

No sex: Креативный класс на грани вымирания

Катя Соловьева Катя Соловьева

Помню, шесть лет назад, когда нам с подругой какие-то парни в клубе предлагали секс вот прямо сейчас, подруга отшутилась: «Ребят, вы что, секс – это ведь уже не модно!» Кто бы мог подумать, что пройдут годы, и я повторю эту фразу, но уже без задора, которым тогда сопровождался наш изящный откат?

О хипстерской культуре межполовых отношений написано уже немало трудов, социологи подтверждают: no sex – новый черный.

Молодежь, увлеченная собой и обновлениями iOS, стремится перед сексом, что называется, узнать друг друга. Поделиться песенками, сходить вместе на лекцию по фотожурналистике – это, конечно, здорово, но когда же будет секс, ради которого я и слушала твою чертову музыку?

Сегодня в Катя Бред-шоу мы как никогда близко приблизимся к проблеме отсутствия секса в большом городе.

Циник-Фрейд говорил: «Сексуальным отклонением можно считать только полное отсутствие секса, все остальное — дело вкуса». И пока этим постулатом выгодно пользуются БДСМ-щики и прочие сексуальные маргиналы, оправдывая свои пикантные шалости, я бью в набат: креативный класс настигла серьезная угроза вымирания!

Теперь, когда есть аукционы свиданий, speed-dating вечеринки и Tinder, секс, с одной стороны стал доступен, а с другой, качественный половой акт при взаимном порхании бабочек в районе ширинки превратился в редкое удовольствие. Теперь, когда найти партнера не проблема, тяжелым испытанием стала попытка восстановить процесс обольщения, тот самый, который сегодня можно встретить разве что в лирике девятнадцатого века.

При этом, мы все молоды, энергичны и сексуальны. Так куда же делись инстинкты и потребности?

Во-первых, у печально большого процента молодых людей банально не стоит. К ним же отнесем и рукоделов обоих полов, которым верхняя конечность удачно заменила чужую плоть. Во-вторых, неблагоприятная экология, плохое питание, вредные привычки, доступные наркотики, стрессы и быстрый темп жизни влияют не только на потенцию и выработку гормона, отвечающего за влечение, но и образ мышления. Секс вытесняется работой, тусовками и отходняками. И в-третьих, секса в какой-то момент у нас стало так много, что вдруг его акции здорово упали в цене. Мы стали переборчивы в выборе, а интеллектуальный апломб начал диктовать свои правила: «Я слишком стар для этого дерьма». Мол, кто придумал, что это вообще первичная потребность? И мы начинаем самовыражаться, забывая, что яркое оперенье дано птицам именно для того, чтобы привлекать половых партнеров. В-четвертых, глобализация и всеобщая откровенность в социальных сетях не искоренили комплексы, а породили новые. Боязнь несоответствия стандартам свойственна даже фрикам. Ведь есть же «тру» и «позеры», и кто-то вешает эти ярлыки, руководствуясь определенной системой критериев. А какие критерии у вас в выборе мужчины?

Казалось бы, абонемент в спортзал и личный барбер – не обязательные условия, а лишь приятные дополнения.

Но ведь смотрим же мы на страницы в социальных сетях, оцениваем перспективы удачных отношений по лайкам и посещенным мероприятиям! А раньше и категорий-то таких не было! И как только наши родители узнавали друг друга без Интернета? Как влюблялись, хотя бы на одну ночь?

Нынешние парни утратили маскулинный лоск своих предков.

В провинции, кстати, все не так. Там по-прежнему ходят в клубы за сексом, а не упороться. Бравые провинциальные парни по-прежнему охотны до женских тел и блистают остроумием ради секса, а не вместо него. И хотя региональный Tinder не балует выбором – прежде всего по причине непопулярности фейсбука в украинской глубинке – за секс-туризмом стоит обратиться именно в провинцию. Любительницы экзотики рассказывают, что такие поездки сулят море впечатлений! И если межрасовый секс вам не по карману, а самобытность столичных пижонов уже не кажется оригинальной, отведайте местный колорит Житомира и Полтавы.

Комментарии
Загрузить еще