Секс

Преступление на почве секса: как устроены российские бордели

Христофор Миндыла Христофор Миндыла
Насколько опасна любовь за деньги и поможет ли нам опыт Нидерландов.

У российской проституции богатая история, но сегодня деятельность куртизанок законсервирована в рамках криминала. Попытаемся разобраться, нужна ли нам легализация — как в прогрессивных странах, и ближе познакомимся с тонкостями тёмного бизнеса самой древней профессии.

Тонкости профессии


Сразу предупреждаю, что в России проституция уголовно наказуема статьями 6.11 КоАП РФ и 240, 241 УК РФ, текст не стоит воспринимать как идею для стартапа.

Итак, после того как распался Советский Союз, в нашей стране резко возросло количество борделей. Сутенёры в кооперации с девушками с «пониженным уровнем социальной ответственности» стали предлагать сексуальные услуги. Но деятельность тысяч публичных домов быстро свернули правоохранительные органы. Для того, чтобы избежать облав, «предприниматели» должны были раздобыть прибор стирания памяти, как у ребят из фильма «Люди в чёрном». Отчаявшись в поисках, многие пошли простым путём: нашли «крышу». Проституция быстро стала рассадником коррупции, а сотрудники милиции превратились в соучастников запретной деятельности. Но зато все стороны остаются довольны: сутенёры, сотрудники правопорядка и девушки начинают зарабатывать, а клиенты удовлетворяют свои потребности.

Мир борделей чётко организован, но держится на боли и страданиях секс-работниц. Последние идут туда не от хорошей жизни — наркомания, бедность, проблемы в семье вынуждают идти на, казалось бы, лёгкие способы заработка. Почти все девушки впоследствии заявляют, что это была самая большая ошибка в их жизни. Во-первых, львиную долю дохода приходится отдавать «мамочке», поэтому быстро накопить нужную сумму и выйти из игры не получится. Во-вторых, приходится сталкиваться с настоящим ужасом: клиент может оказаться вором или убийцей, я уже не говорю об очевидных мерзостях профессии. Вот отрезок интервью одной проститутки изданию «Изнанка»:

«Выхожу, его [клиента] нет, бегом к сумке проверять деньги — забрал и моё прихватил. Осталось рублей 200. Пишу ему, а он: «Мне сына кормить надо».

Эта ситуация не страшная, а, скорее, комичная, но многим секс-работницам «везёт» меньше. Согласно анализу группы докторов во главе с Акселем Каном (Франция), выявлено: среди проституированных женщин случаи насильственной смерти встречаются чаще в 6 раз. Более того, от 16% до 76% девушек из этой профессии становились жертвами насилия. Разброс, конечно, большой, но даже 16% — это много. Представь, насколько выше эти показатели в нашей стране, ведь проституток у нас гораздо больше: 30 тысяч во Франции и 1.500.000 — в России, хотя население европейской страны всего в 2,5 раза меньше.

Над кем стоит крыша


Типичный бордель построен следующим образом:

  • сутенёр (нередко «мамочка», возможно, бывшая проститутка);
  • «крыша»;
  • администратор;
  • охрана;
  • водитель;
  • проститутки.

Большая часть бюджета публичного дома уходит на аренду и рекламу, а только потом уже — на зарплату сотрудникам и взятки. Кстати, роль «крыши» состоит не только в том, чтобы закрывать глаза на жалобы соседей. Сотрудник органов, который пошёл на такое преступление, вынужден предупреждать о рейдах и проверках: иметь связи для сутенёра — самое главное в бизнесе. Ко всему прочему нужно уметь постоять за своих проституток, иначе бордель не выстоит. Защищать нужно не только от недобросовестных клиентов, но и от конкурентов, которые могут похищать девушек. Вот, например, история, которую рассказала бывшая «мамочка» в интервью всё той же «Изнанке»:

«Как-то отвезли девочку на вызов. Её забрали на 2 часа. Она позвонила спустя час. Попросила её срочно забрать. Благо был второй этаж. У нас микроавтобус. Водитель залез на крышу — она к нему на шею. Забрали её».

Позже выяснилось, что конкурент решил переманить к себе девушку. Как видишь, работа борделя — стресс для сутенёра и огромная физическая опасность для его подчинённых: водители и охранники рискуют жизнью, защищая и перевозя девушек. Администраторы тоже не защищены от неприятностей, ведь рейды никто не отменял, и даже самая сильная «крыша» не поможет при спланированных операциях.

Оргазм от массажа


В России проституция уголовно наказуема, иметь дела с криминалом желает всё меньше людей, поэтому в середине нулевых стали популярны так называемые массажные салоны. Они более безопасны с точки зрения закона, ведь положение эротического массажа не закреплено в УК РФ. Но деятельность подобных заведений строго регламентирована самими владельцами. Во-первых, клиент не имеет права прикасаться к девушке, иначе он получает бан, во-вторых, никакого полового контакта — только руки девушки. Даже оргазм здесь завуалированно называют «релаксом». Цена вопроса зачастую колеблется от 2 до 7 тысяч рублей (в зависимости от салона и региона).

Процедура проходит следующим образом: клиент выбирает девушку, потом они уединяются. Гость предварительно принимает душ и только потом укладывается на кушетку. Девушка полностью раздевается, делает массаж, трётся телом и всячески возбуждает посетителя, а финальной точкой становится ручной «релакс».

В бизнес нередко идут девушки, которые не владеют ни одной из массажных техник, — обучение тонкостям «профессии» проводится при устройстве на работу. Конечно, здесь зарплаты намного меньше, чем в борделях, но и риски оказаться за решёткой совершенно разные. Тем не менее суды часто подводят сотрудниц под статью 6.11 КоАП, но факт причастности к оказанию эротических услуг доказать можно только посредством контрольной закупки.

Нужна ли нам легализация?


Нередко в обществе поднимается вопрос о легализации проституции. Сторонники заявляют, что это снизит уровень преступлений, связанных с насилием, ведь деятельность секс-работниц попадёт под защиту закона и трудового кодекса, уменьшится уровень венерических заболеваний (легализованные бордели работают только с презервативами). Возьмём опыт Нидерландов, где женщины и мужчины, зарабатывающие на жизнь своим телом, получили равные права со всеми остальными работающими гражданами. Они платят налоги, а взамен получают право на медицинскую страховку, накопительную пенсию и отпускные. Их опыт показателен, и другие страны стараются равняться на голландцев. Однако не всё так однозначно: со временем вылезли проблемы. Так, мэр Амстердама Йоб Кохен в 2007 году признал, что легализация была ошибкой:

«Мы хотим частично отменить её, особенно в плане эксплуатации женщин в секс-индустрии. В последнее время мы получаем все больше и больше сигналов о том, что насилие в этой области все еще продолжается».

Его слова подтверждает тот факт, что ежегодно в стране регистрируется от 1000 до 1700 жертв сексуального рабства. Легализация не решила проблемы торговли людьми. Амстердамская организация «Чайлдрайт» утверждает, что трафик детей в проституцию вырос на 300% после легализации: с 4000 в 1996 до 15.000 в 2001 году.

Проблемы, возникшие перед Нидерландами, показывают, что нет однозначного ответа на вопрос о том, нужна ли миру легальная проституция. Недобросовестные работодатели готовы похищать людей и брать в бизнес детей даже тогда, когда их деятельность согласована с законом. Впрочем, ожидать чего-то другого было трудно — в стране нет проблем с бедностью, и малая часть местного населения будет работать в сфере эскорта. Таким образом обнажается ещё одна проблема: мигранты. Проституция в любом её проявлении — негативное предприятие.

А что ты думаешь по поводу легализации?

Загрузить еще