SEX&DATING

За стенкой начались громкие стоны

Митя Ольшанский Митя Ольшанский
Митя Ольшанский вспоминает лучший секс

Однажды, в то время, когда я еще снимал квартиру прямо за Елисеевском магазином и был поэтому веселым и общительным, — ко мне пришла девушка.

Девушка была академическим музыкантом или даже целым дирижером — а вовсе не бухгалтером, маркетологом или специалистом отдела кадров, — и, несмотря на это, была хороша. Высокая, видная дама.

И вот она пришла, а может, мы вместе пришли, я забыл, — и уже должно было произойти сами понимаете что, — как вдруг за стенкой начались громкие стоны.

Я замер и стал их слушать

Стоны были женские, явно не наигранные, и со сложной внутренней драматургией — они то чуть стихали, то снова нарастали, но ненадолго, это была ложная кульминация, а потом они опять становились чуть потише…

А у меня на кровати в это время лежала видная девушка-музыкант — и ждала.

— Подожди-подожди, — сказал я ей и отвернулся к той стенке.

Оторваться от этих криков, от замысловатого их развития, — было невозможно.

И мне казалось, что там, у соседей, — самый мужественный на свете мужчина спит с самой женственной на свете женщиной

Ну что тут, у меня, происходит? Да ничего особенного.

Ну, кровать. Ну, девица. Бывает.

Зато там!

А там в это время — стало еще громче, еще пронзительнее.

— Щас, подожди еще немножко, мне интересно, как это у нее закончится, — сказал я девушке-музыканту, которая уже явно злилась.

А крики все не кончались.

Ох, ну неужели можно еще громче?

Оказывается, можно.

И мне не хотелось с ними конкурировать

Да как вообще можно сравнивать все то банальное, что ты сам видишь, все то обычное, что ты сам делаешь, — с волшебным миром соседней квартиры, с волшебным миром за несколько метров от тебя, куда ты никак не можешь заглянуть?

Очевидно же, что именно там люди — совсем другие. И у них — все по-другому.

По-настоящему.

Когда девушка за стенкой, наконец, откричала — моя, кажется, уже ушла.

Ну или собиралась — и когда ушла, то больше не возвращалась.

И правильно сделала, разумеется.

Но я не жалел.

Ведь все самое главное, самое страстное и увлекательное — я не пропустил.

Комментарии
Загрузить еще