Мы в этом живем

Как поднять бабла: история игорного бизнеса в России

Алина Исаева Алина Исаева
Про одноруких (и двуруких) бандитов, карты, стволы и деньги. Как разрушались судьбы и зарабатывались миллионы. Спойлер: не игроками.

Человеческой натуре свойственна любовь к легким деньгам. Кто из нас откажется от возможности в одночасье обогатиться? Признавайся: хоть раз в жизни ты покупал лотерейный билет в надежде превратиться в Скруджа Макдака. На этих темных страстях наживаются мошенники всех мастей: сетевики, псевдоученые, которые обещают сделать из пластмассовой вилки чистейшее золотишко. Ну и, конечно, ярчайшие представители индустрии надувательства — владельцы игорных заведений. С 2009 года в России игорный бизнес официально запрещен. Однако у него хоть и недолгая, но очень богатая история.

«В 90-е убивали людей, и все бегали абсолютно голые…»


Несложно догадаться, когда нашу страну осадили однорукие бандиты. Первые игровые автоматы появились еще в СССР, правда, как дань западной моде — исключительно в гостиницах, где останавливались иностранные гости. Автоматы поставили в «Интуристах» Москвы, Ленинграда, Сочи, Ялты, Минска, Таллина, Выборга и Пятигорска — всего их закупили 226. На дворе был 1988 год.

Потом раздевать жаждущих наживы стали по-крупному, и в 1989 году открылось сразу два казино: в Таллине (Эстонская ССР) в гостинице Palace и в Москве в отеле SAVOY. Игровой зал московского казино был смехотворно крошечным: один рулеточный стол, два карточных. Веселье предназначалось для англоговорящей элиты — крупье и официанты не разговаривали по-русски. Важно подметить, что первые казино были валютными. Это был маленький, нерешительный шаг в бездну игорного безумия, охватившего страну в 90-е.

Все мы помним, что было со страной дальше. Первое рублевое казино было открыто в год развала СССР, в 1991, в Москве. Формально оно появилось еще при социалистах. Крупье в бабочках, столы, фишки, карты — все было серьезно. Его основал Игорь Балло, предприниматель, начинавший с двух сломанных игровых автоматов, которые он купил как металлолом с теплохода «Шота Руставелли». Починил и поставил на Смоленской площади, в здании напротив МИДа. Так и заработал на собственное казино — коротко о спросе на азартные игры.

Дальше бизнес развивался безумными темпами. «Новые русские» в малиновых пиджаках быстро поняли, что это дело не только прибыльное, но и статусное. Россия 90-х кишела как мелкими полуподвальными «злачными местечками», так и роскошными казино с претензией на атмосферу Лас-Вегаса. На Новом Арбате расположилась легендарная «Метелица», где вихрем кружил не снег, а деньги криминальных авторитетов. Дамы в соболях и черных платьях, реки виски и криминальные разборки мордоворотов, которые за одну ночь спускали миллионы рублей. Еще одно нашумевшее заведение — «Жар-птица», название тоже говорящее: здесь собирались богемные прожигатели жизни. В отличие от «Метелицы», владельцы предусмотрели целый набор развлечений: в «белом зале» располагалось казино с типовым набором способов обнищать за полчаса (рулетка, покер, Black Jack), в «черном зале» находился танцпол со светомузыкой и бар. Все логично: оставил свою спутницу плясать, а сам раскидываешь карты на зеленое сукно. Вот это отдых!

Стоит отметить, что в 90-е казино горели, как спички: бизнес этот был чертовски опасен для жизни владельца и его близких.

«Плоти нологи»: все было официально


90-е закончились, а повальная игромания — нет. 31 июля 1998 года неуправляемую индустрию решили взять под контроль: вступил в силу закон «О налоге на игорный бизнес». Огромные же деньги, чего добру пропадать! У игорного бизнеса появился свой ОКВЭД, а владельцы обязаны были регистрироваться и получать лицензию. В середине нулевых в России насчитывалось свыше 6300 легальных организаций, занимающихся игорным бизнесом. К 2005 году обороты этой сферы составили 5-6 млрд долларов — колоссальные деньги. Только лишь официально в России насчитывалось 400 тыс. игровых автоматов и 5000 игровых столов. Появились и свои лидеры: сеть казино «Вулкан» (Ritzio Entertainment Group), «Супер Слотс» (Storm International), «Джекпот». Это были не только казино, но и игровые клубы — те самые, где стояли автоматы с денежными призами. Самыми «играющими» городами страны, как можно догадаться, были Питер и Москва — 60% всех заведений было сосредоточено там. Игорный бизнес обдирал жителей первопрестольной до нитки, и именно оттуда стало зреть недовольство.

Начали поднимать голову противники недетских игр: как правило, это были мелкие молодежные организации, которые устраивали несуразные пикеты и демонстрации. Например, в 2005 году некое общественное объединение «Местные», состоящее из подмосковных активистов, устроило акцию «Конец игры». На сайте города Одинцово вышла заметка, в которой приводили цитату их лидера Адриана Крупчанского:

«Порядка 20-ти тысяч человек выйдут на улицы подмосковных городов, соберутся у залов игровых автоматов и, взявшись за руки, преградят к ним подходы. «Жизнь — не игра!», «Игорный бизнес, вон из Подмосковья!»

Эксперты вовсю голосили об эпидемии, которая захлестнула страну, — лудомании, страшной зависимости от азартных игр. Люди проигрывали все до копейки, оставались абсолютно нищими, теряли работу, близких. Ситуация перестала устраивать Кремль, и к 2006 году назрело решение: запретить все к чертовой матери. Что и было сделано.

Свет и тень игорного бизнеса

В 2006 году скрепя сердце наше правительство приняло закон № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр». Закон установил очень жесткие правила, и играть теперь разрешалось только по ним. В частности, сказано, что теперь в России будет только 5 игорных зон — мест, где можно легально спустить все свои деньги. Изначально этот крест возложили на 5 регионов: Алтайский, Приморский, Краснодарский край, а также Калининградскую и Ростовскую области. Позднее к ним добавили еще и Крым (потому что наш, наверное).

Зонам предъявили очень серьезные требования, которым нужно было следовать до последней запятой. Надо сказать, катехизис этот получился довольно суровым:

  • Чистые активы организатора азартных игр в течение всего периода осуществления деятельности не могут быть менее: 600.000.000 рублей (для организаторов азартных игр в казино и залах игровых автоматов) и 100.000.000 рублей (для организаторов азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах). Перевод: не приносишь прибыль — закрывайся. Потому что как ты будешь платить налоги?
  • Только для взрослых. Посетителями игорного заведения не могут являться лица, не достигшие возраста 18 лет;
  • Никаких каморок. Площадь обслуживания участников азартных игр в казино не может быть менее 800 квадратных метров;
  • Технологически заложенный средний выигрыш игрового автомата должен быть не ниже 90%;
  • Управление игорными зонами осуществляется уполномоченными органами государственной власти субъекта;
  • В казино должно быть установлено не менее 10 игровых столов;
  • Площадь зоны игровых автоматов не может быть менее 100 квадратных метров, в этой зоне должны расположиться не менее 50 игровых автоматов;
  • Игорные зоны должны располагаться за пределами населенных пунктов.

Как видишь, к делу подошли со всей строгостью. К настоящему моменту в России функционирует 4 игорные зоны: «Сибирская монета» на Алтае, «Приморье» на территории Приморского края, «Янтарная» в Калининградской области и «Красная Поляна» в Краснодарском крае.

Хотя закон приняли в 2006-м, официальной датой на надгробии игорного бизнеса в России принято считать 2009 год. Тем не менее закопать-то закопали, но шевеление на дне могилы продолжилось, да еще как. Игорные зоны получились развлечением чересчур элитарным: мало кто из игроков может позволить себе поездку в «Красную Поляну», проживание в дорогом отеле и вечер в казино. Скорее всего, рядового среднерусского посетителя игорных домов на порог краснополянского казино и не пустили бы. Поэтому бизнес ушел в тень, где и по сей день процветает. Выручка игорных партизан исчисляется миллионами, и если вбить поисковый запрос «обнаружили подпольное казино», то мгновенно выпадают довольно свежие ссылки. Заголовки отличаются лишь цифрами и названиями регионов: «В Воронежской области изъято из незаконного оборота свыше 200 игровых автоматов и компьютеров», «В Хабаровске у организаторов азартных игр изъяли 450 игровых автоматов», «Более 40 игровых автоматов изъято из цокольного помещения на улице Белинского Нижнего Новгорода», «Кубанские полицейские изъяли 55 нелегальных игровых автоматов». Это новости за 2018-2019 год.


Будучи людьми просвещенными, многие букмекеры и казиношники перекочевали в онлайн, чтобы надоедать всем нам мозговыносящей рекламой. Смотришь фильм, никого не трогаешь, самый трогательный/эротичный/эпичный/нужное подчеркнуть момент на экране, и тут в оба наушника: «ПРОБЛЕМЫ С ДОСТУПОМ К ДЖОЙКАЗИНО ТОЧКА КОМ???» Также никто не остался равнодушен к рекламе «Азино 777» — кажется, за всю свою музыкальную карьеру Витя-АК ничего более впечатляющего не записал. Все онлайн-казино — незаконный бизнес, и РКН не дремлет, ежедневно блокируя десятки новых ресурсов. Тем не менее они умудряются обходить блокировку: чаще всего с помощью «зеркала» — частичной или точной копии сайта, сделанной под другим доменным именем (отличающимся, как правило, одним-двумя символами).

Как и в случае с далеким ныне 2006-м, находятся недовольные общественные активисты, которым уж очень дорога нравственность населения. Когда пенитенциарная система развернула охоту на нелегальные казино, присоседилась и «Единая Россия»: ее молодежное крыло, «МГЕР», долгое время реализовывало проект с громким названием «Агенты», и его целью было «противодействие организации незаконной игорной деятельности». На сайте организации утверждается, что им удалось закрыть 3,5 тысячи незаконных игорных клубов. Действовали они так: проводили рейды по поискам букмекерских контор, казино и прочих увеселительных заведений и, обнаружив, вызывали наряд полиции на место. Проект свернули после нашумевшего инцидента в Татарстане. Молодогвардеец Эдуард Салахутдинов, активист проекта, однажды был избит возле собственного дома неизвестными лицами. Поначалу дело представили как избиение невинного борца с нарушителями закона, но после вскрылись очень интересные детали: один из владельцев подпольного казино рассказал, что МГЕРовец и его сообщники регулярно вымогали у него весьма крупные суммы, используя проект «Агенты» в качестве средства угрозы. На Салахутдинова завели уголовное дело, и по решению суда он был признан виновным, получив срок 7,5 лет условно и штраф в 500 тысяч рублей. Членства в «Единой России» вымогатель лишился, но вот из «Молодой Гвардии» его не выгнали.

Можно сказать с уверенностью: игромания, как и любая зависимость, — абсолютное зло. Вспомним детскую сказку о Буратино, где фигурирует волшебное Поле Чудес: там якобы можно закопать в землю парочку золотых, а наутро получить дерево, где вместо листьев и плодов — золотые монеты. Не стоит забывать, что Поле это не волшебное, и вообще расположено оно в Стране Дураков.

Комментарии
Загрузить еще