Мы в этом живем

На финише космической гонки: как дела у Роскосмоса

Антон Подрезов Антон Подрезов
Космические суммы в российской космической промышленности.

Трудно сказать, насколько сильно уменьшился процент желающих стать космонавтами в современной России по сравнению с показателями 20-летней давности. Сейчас институт покорения космоса развивается совсем иначе, чем тогда, когда процесс исследования космических просторов был пределом мечтаний героев-романтиков. Сегодня это полноценная бизнес-машина, которая работает не без сбоев.

Безумству храбрых поём мы песню


До славных времён Роскосмоса было проведено много мероприятий, направленных на укрепление славы сначала советской, а затем и российской космических программ.

Как все мы вышли из воды, так Роскосмос появился из земли, а точнее из Министерства сельскохозяйственного машиностроения СССР в сотрудничестве с Министерством авиационной промышленности и Министерством вооружения. Было это в 1955 году, и этот Минобщемаш стал отвечать за дела космические (до этого этим занималась непосредственно Красная армия). Вот тут и начались светлые времена советской космонавтики. Сначала запустили вверх первый искусственный спутник, затем — первого настоящего человека, потом другого человека заставили выйти в иллюминатор. Всё это продолжалось до того момента, пока соперничающие с нами в безвоздушном пространстве американцы не отправили аж несколько людей и аж на Луну. Космическое траханье с тех пор было охлаждено.

Также в эту эпоху была установлена на орбиту Земли станция «Мир», которая просуществовала там 15 лет. Но её история имела грустный финал, когда в 2001 году она была эффектно утоплена на Кладбище космических кораблей в Тихом океане. Её признали устаревшей, но большую роль сыграла цена её обслуживания: $200 млн в год, — а в 2001 для России это было слишком много. А сейчас за такие деньги не каждого футболиста можно купить в свою команду.

Профессиональные запускатели денег в космос

Как я уже сказал, сейчас Роскосмос занят делами немного иного толка. Быть первым либо уже поздно (все мелкие ачивки уже были достигнуты), либо слишком дорого (колонизировать Марс мы будем чуть позже). Поэтому современный Роскосмос — это, во-первых, научная платформа, занимающаяся исследованием космоса с помощью аппаратов и обслуживающего персонала Международной космической станции, а во-вторых, это логистическое предприятие, работающее по маршруту Земля-орбита-Земля.

На сайте этой организации есть своя Федеральная космическая программа, рассчитанная на 2016-2025 г.г. Но её цели и задачи понятны будут разве что тем, кто разбирается в целях и задачах любой научной работы в университете. Если кратко: обеспечить, реализовать, нарастить. Хоть раз написали бы в таких программах, что планируем найти космических гуманоидов. Эх.

Вообще, несмотря на богатую историю и достижения, можно сказать что Роскосмос — совсем юная организация, которая в современном виде появилась лишь в 2015 году, и начало её активной деятельности связано со строительством космодрома Восточный. Так вот, если научные действия этой корпорации ясны будут не всем (и Солнце мы изучим, и Луну, и грузов завезём достаточно), то одна миссия Роскосмоса точно будет понятна каждому: они тратят деньги. Иллюзий по поводу того, что дело это недешёвое, ни у кого нет, но что настолько — может стать сюрпризом.

Несколько интересных цифр. Помнишь, я говорил, что $200 млн — это много? У России несколько используемых космодромов: 4. Космодром Восточный появился относительно недавно, но свои рекорды он уже поставил. Его строительство стоило 100 млрд рублей. О коррупционных скандалах я не буду ничего говорить — не время запускать всевидящие дроны Навального. Но 100 млрд — цифра более-менее адекватная, если учесть, что это первый настолько большой космодром для настолько большой державы.

Интереснее ситуация с Байконуром, который у нас в аренде до 2050 года. Аренда тоже дорогая: 9 млрд рублей в год (примерно $150 млн). Есть ещё Плесецк — он наш, но содержать космодром — это тебе не гараж отапливать. А ещё есть Куру, который находится во Французской Гвиане. Россия тоже использует этот космодром для своих запусков. Зачем он нужен? С него удобно пускать аппараты ввиду удачного расположения на территории нашей планеты.

А теперь вспомним космический план Роскосмоса — его выполнение требует 1,5 трлн рублей. Конечно, Роскосмос компенсирует часть этих затрат коммерческими запусками (не у всех же в распоряжении столько космодромов), но сейчас наше космическое предприятие начинает испытывать некоторые проблемы, хоть и открыто их не признаёт.

Хэллоу, Илон


Вообще, исследуя интернет на предмет успехов российской космической отрасли, можно наткнуться на два совершенно полярных мнения: одни говорят, что всё у нас нормально и всяким SpaceX в наш космос дорога ещё закрыта, а другие уверяют, что всё пропало и ракеты наши больше похожи на устаревшие катапульты. В такие моменты начинаешь думать, что, может быть, Земля действительно плоская, а полёты туда — лишь разговоры на бумаге. Потому что невозможно так неоднозначно говорить о достаточно конкретных вещах.

Но мир так и не стал чёрно-белым, поэтому оценить ситуацию радостным солнышком или грустной тучкой нельзя. Но можно фактами, большинство из которых всё-таки говорят не в пользу Роскосмоса. После космической гонки 20 века встал вопрос о том, что теперь делать с космической промышленностью, которая высосала огромное количество денег и сил ради громких достижений (которые произошли бы позже и с меньшими тратами, но гонка есть гонка). Но грамотно распорядиться этой отраслью снова помешало ухудшившееся положение в стране, и заниматься космическими кораблями в условиях разрухи как-то даже некрасиво.

Но и позже резко сделать бизнес из государственной структуры не получилось, даже заливая возникающий пожар деньгами государственных контрактов. А сейчас все средства выписывают в пользу космодрома Восточный, что свидетельствует о практически последней надежде и, по сути, является складыванием яиц в одну корзину.

А в рекламу и маркетинг мы так и не научились. Можно долго спорить о фигуре Илона Маска и называть его шарлатаном в мире науки, но нельзя не отметить то, как он продаёт свои «товары». Постоянные качественные трансляции, рекламные кампании, освещение в СМИ. Даже если тебе не нужна его ракета Falcon, ты всё равно уже хочешь её купить (или хотя бы его огнемёт). Наша же техника продаж для обычного человека выглядит следующим образом: у нас товар, у вас купец, сидим, ждём. Ну, зато Инстаграм у Роскосмоса красивый и интересный (и это не сарказм).

Ещё недавно наша ракета «Протон-М» была самым популярным средством запусков коммерческих спутников, а теперь появился Falcon9, который дешевле на $3 млн. Новости о падении или об отложенных запусках наших аппаратов начинают звучать всё чаще в новостях, а это портит имидж, к тому же это уже систематические ошибки, а не частные случаи. США старается отказаться от российских двигателей в пользу своих разработок (а заработок коммерческой космической промышленности — это не только запуски, но и продажа «космического железа»).

Лишь благодаря гению Королёва, который в 60-х разработал ракету «Союз-2», мы ещё серьёзные игроки в космической отрасли. Эту ракету используют до сих, она надёжна и всё ещё дешевле зарубежных аналогов. А значит, конкурировать мы всё-таки можем. И ресурсы у нас есть, чтобы развиваться. Но, к сожалению, не всегда они грамотно реализовываются, и это сейчас главный вопрос для нашей космической науки.

Загрузить еще