Люди

Что общего у мужчины и котлеты

Настя Марципан Настя Марципан
Кризис опустошает холодильник, уровень голода повышается, а парень напротив приобретает вид сырного сэндвича

Либидо уже не будоражит вид суши на лобке, а глядя на сосиску с хот-догом в вагине задаешься вопросом о процентном содержании сои и вспоминаешь, что сосиски с пюре даже лучше, чем с булочками. Кризис опустошает холодильник, уровень голода повышается, а парень напротив приобретает вид сырного сэндвича.

Посмотришь на парня с позиции «Мне лишь бы пожрать» и становится очевидно, что у шутки есть логичное объяснение. Некоторых, например, хочется жарить словно стейки на гриле, а с некоторыми, как со сложносочиненными десертами, нужно повозиться, прежде чем получится что-то стоящее.

Порой разглядываешь идеальную жареную картошку, такую соблазнительно-хрустящую снаружи и мягко-тягучую внутри, влюбляешься и мечтаешь. А получив обьект возжеланий, похожий на замес нормально ориентированного Ника Вустера и Давида Ганди, пробуешь кусочек и тотально разочаровываешься. Кому-то в самый раз, а вот тебе недосолено и точка.

Идешь и утешаешься чизбургером, который для разовых сексуальных утех подходит идеально, но ты точно не та дура, которая подпишется на серьезные отношения с чизом. Если даже разовый акт любви так вреден, то очевидно, что после свадьбы чизбургер запьет, разобьет во время скандала табуретку и вообще испортит твою жизнь.

Таким ребятам в противовес есть парни-злаковые батончики с орешками. Отношения с ними полезны для мозга и развития, но клонят в сон и, несмотря на уровень IQ, совершенно нежизнеспособны: ну какая барышня будет любить мозгами, а не сердцем?

И вот, рано или поздно открываешь для себя новую кухню. Еврейские кошерные корнишончики, тающие французские круассаны или афроамериканские внушительных размеров колбасы поначалу кажутся такими экзотичными, но со временем душа все равно начинает тосковать по отечественному черному хлебу с селедкой, выдавая в тебе внутреннюю патриотку.

Надоедает вообще все. Устав от городского холеного метросексуального оливье с мясом омара, хочется дешевого и добротного оливье, такого, который внушительным тазиком с «Докторской». После здоровых, как зеленые смузи, отношений со слишком правильными самцами бросаешься на эклерчики, пироженки и конфетки, как во все тяжкие, словно умалишённая, чтобы наевшись всласть и «упав ниже некуда» вспомнить, что все это ниже твоих принципов и отправится на поиски идеала и вечной любви.

Идеал у каждой свой. Самый распространенный представляет собой накрытый к семейному обеду стол. Вот борщ с галушками, вот пюре с котлетками и компот на десерт: смотришь на этого мужчину в плохо сидящем объёмном сером костюме и ясно видишь пятеро детей, оформление ипотеки и его недовольную тобой маму.

Или стол на яхте. Этот типаж — тайный идеал многих и очевидный для большинства из «понаехавших». Фуагра, дефицитный хаммон, ведерко черной икры, шампанское МОЁТ, устрицы и десяток столовых приборов. Все дамы, не относящиеся к высшим, взбитым до крепких пиков, сливкам общества, чувствуют себя Джулиями Робертс в «Красотке»: неизвестно, для чего вам пятнадцать вилок, но лучше вцепиться в них и не отпускать свою удачу со вкусом дорогого ужина.

Особым извращением становятся счастливые жены этих самых роскошных фуршетных столов: когда все это великолепие перестает резать блеском глаза, вот тот садовник-овсяная каша и сантехник-макароны-по-флотски кажутся очень даже интересными мужчинами.

Идеальный идеал — это, конечно, фуршетный стол, где есть все. И жирный стейк и легкий салатик, и сладкое, и алкоголь, и тысячи приятных мелочей. Такие ребята, в которых собрано все самое лучшее, живут где-то в фантазиях вечно сидящих на диетах дам, которые рано или поздно срываются и пробуют блюда одно за другим, с целью наконец-то найти то самое, на всю жизнь.

И находят. Вот он: совершенный, жаренный в сливочном масле сырный сэндвич-гриль с горячей вкуснейшей начинкой стоит напротив, придерживая под ручку свою женщину-счастливицу, которая его уже окольцевала и окружила забором, чтоб не дай бог не увели. А ты пока истекай слюнями, сиди на рисовом японце и запивай горе саке.

Загрузить еще