Люди

Герой дня: Чарльз Буковски

Тихон Печалин Тихон Печалин
Почти каждый день RoyalCheese рассказывает о людях, близких по духу.

Про Буковски совершенно непонятно как и что писать.

Про то, как на французское телешоу он приперся с пузырем в бумажном пакете и подобранной на улице шлюхой — дескать, там дождь, а ей голову приклонить негде? Про то, как консультировал Микки Рурка перед съемками «Пьяни» — не очень правильного, но, в общем, славного фильма? Про то, что пил без удержа, был фактически литературным хобо — но терпеть не мог хиппарей, с трудом выносил битников и с баааальшим скепсисом относился ко всяким «гитаристам» — слушал только классическую музыку?

Это и так все знают.

Поэтому от себя писать ничего не буду.

Дальше — только цитаты.

«В шестнадцать лет он однажды вечером явился домой пьяный, ему стало дурно, и он наблевал на ковёр в гостиной. Отец схватил его за шкирку и начал тыкать носом в лужу блевотины, как собаку. Сын взорвался, размахнулся как следует и врезал папе в челюсть. Генри Чарльз Буковски-старший упал и долго не вставал. После этого он ни разу не поднял на сына руку.»

Гленн Эстерли (Rolling Stone)

“- Я хочу, чтобы ты взял интервью у этой сучки, которая вышла замуж за людоеда. Чтоб секса ПОБОЛЬШЕ. Намешай любви с ужасом, понял?
— Понял. Я этим всю жизнь занимаюсь.”

Чарлз Буковски, рассказ «Маджа Туруп»

“…допил то, что оставалось в стакане, нашел где-то еще один и его тоже выпил. Я начал разговаривать с женщинами. Обещал им все мыслимые чары своего могучего хуя. Они смеялись. Я тоже не шутил. Прямо тут. Сейчас же. Я двинулся в направлении женщин. Мужики меня оттащили. Для светского человека я был чересчур щеглом. Если б я не был великим мистером Чинаски, кто-нибудь бы меня точно убил. Как выяснилось впоследствии, я содрал с себя рубаху и предложил выйти со мной на газон любому. Мне повезло. Никому не хотелось толкать меня, когда я стоял на собственных шнурках.
Когда мозги мои прояснились, на часах было 4 утра. Свет горел, а все люди ушли. Я по-прежнему сидел. Нашел теплое пиво и выпил. Затем лег спать с чувством, знакомым всем пьяницам: что я свалял дурака, ну и черт с ним. “

Чарлз Буковски, рассказ «Все жопы мира и моя»

«Пивано: То, что вы пьете, это существенная черта вашего жизненного стиля?
Б: Да, это его часть.
Пивано: То, что вы пьете, — это ваш свободный выбор?
Б: То, что я сру, — это мой свободный выбор?
Пивано: Вы не можете не делать последнего, но вы можете…
Б: Я умру, если я перестану делать или то, или другое. В том или в другом случае я — покойник. Я пью, когда я пишу. Или я пишу, когда я пью?»

Фернанда Пивано, интервью с Чарлзом Буковски.

«Секс великая вещь только тогда, когда больше нечем заняться.

Меня возмущает смерть. Меня возмущает жизнь. Я возмущен тем, что цепляюсь между ними.

Мне выпала самая сладкая слава, потому что я знаменит в Европе и неизвестен здесь.

Приношу извинения миллионам, но я никогда не был одинок. Я люблю себя. Я — самое лучшее развлечение из того, что у меня есть. Давайте пить больше вина!»

Чарлз Буковски в интервью актеру Шону Пенну.

С днем рождения, Чарли, хоть ты и умер еще в 1994-м!

Комментарии
Загрузить еще