Люди

Хуё моё бизнес

Тимур Юсупов Тимур Юсупов
Автор путешествует по стране и рассказывает нам о том, что видел и слышал.

Это мой последний материал из цикла «Плацкартные записки» в этом году. Я делаю паузу, чтобы собрать новые истории, а не выдумывать их. Ведь реальность, намного интересней выдумки.

Я сел в Краснодарский поезд, следующий в Москву на станции Белгород. Лица пассажиров лоснились от загара, а лица проводников выдавали в них восточную кровь.

– Место номер два, – проверил мой билет Рубен.

Паспорт смотреть не стал.

По соседству со мной ехало приятное семейство не первой свежести. В глазах маленькой дочки читалась усталость от многочасового переезда, опостылевшего жаркого моря и вечно запрещающих заплывать за буйки родителей. В глазах папы отражалась бутылка запотевшего пива, а мама, прикрыв глаза, беззвучно двигала губами, будто бы наговариваю какую-то молитву.

– Добрый день, – сдержанно поприветствовал я семейство.

– Добрый, – ответила мама.

– Здрасьте, – ответила дочь.

– И подобрее видали, – ответил и заржал отец.

Я забросил рюкзак наверх, взобрался на свою полку, раскрыл помятый журнал и отхлебнул пива. Общаться с попутчиками особого желания не было. Стрелки на часах, кажется, замерли на десяти часах вечера. Поезд тронулся.

– И я ему говорю, дочка закрой уши, – донеслось снизу, – этому хрену. Ты свою чурчхелу в жопу себе засунуть, а если ещё раз моей дочери в лицо этой елдой сунешь, то я её тебе сам в жопу засуну.

– Дима, ну так же нельзя, – манерно отозвалась жена, – это же просто бизнес.

– Бизнес? – Удивился Дима – Хуё моё бизнес. Ну ты, блять, сказала, по твоему и носки «4 пары на сто» продавать у метро тоже бизнес?

– Тоже, – уже менее манерно проворчала жена.

– А что такое «хуя моё», – прервала спор дочка.

– Ну, блять, допизделся, – шикнула на Диму жена.

– Заткнись, – коротко ответил Дима.

– Дочь, – начал он, – понимаешь это такие слова, которые, как бы, – Дима задумался, – ну типа есть, но их типа нету.

– Ничего не поняла, – ответил ребёнок.

– Ну типа, – было слышно, как Дима судорожно ищет слова, чтобы объяснить ускользающие от его понимания смыслы, – ну типа они есть, но говорить их нельзя. Вот я сказал, а зря. Мне стыдно, – подытожил папа.

– А, понятно, – сказала дочь.

– Маша! Ну не ковыряйся в носу, – заорала с нижней полки мама.

В этот момент я понял, что пора сходить в туалет. Ближайший от нас был занят кем-то всерьёз и надолго. В соседнем отсеке играли в карты, дальше спали, ещё дальше опять играли в карты и пили пиво.

Я заперся в туалете и закурил сигарету. Дверь дёрнули.

– Хуё моё и тут занято, – услышал из-за двери я тонкий голос Маши.

Загрузить еще