Люди

Многозадачность, конфликт поколений и пирсинг: как я работаю в школе. Часть I

Христофор Миндыла Христофор Миндыла
Молодой преподаватель рассказывает о критике коллег со стажем, собственных методиках и подкатах от учеников.

Российская образовательная система — странная штука: детей вроде бы учат, а результата никакого. Педагоги со стажем постоянно твердят: «Раньше было лучше». Но так ли это? Мы поговорили с учителями двух разных поколений и сравнили два взгляда на российские школы.

Еве (все имена изменены по просьбе героини — прим. ред.) 21 год, и уже несколько месяцев она живет в двух мирах: вне работы это веселая девушка с привычными всем заботами и радостями, на выходных друзья зовут ее в бар или поиграть в настолки; но по будням героиня вынуждена одеваться строго и откликаться на имя и отчество — в это время ей приходится не только справляться со своими проблемами, но и помогать ученикам, которые искренне полюбили своего нового классного руководителя.

Стандартный рабочий день не всегда интересная тема для общения, но детали способны изменить отношение. Героиня рассказывает, как проходит ее время, когда она в школе.

Я не прихожу заранее — максимум за пятнадцать минут, чтобы открыть окна в классе на проветривание. Если бы дома не было компьютера, то приходилось бы появляться часов в 7, как старшие педагоги. Мне же хватает немного времени для исправления недочетов перед уроками.

Занятия проходят в режиме многозадачности, внимание детей очень трудно сконцентрировать. Они лучше понимают информацию, когда педагог двигается, жестикулирует и взаимодействует с аудиторией. Это я поняла сразу же. Ученикам важен и телесный контакт (не вижу в этом ничего плохого). Я могу пройти по классу и похлопать кого-нибудь по плечу. Стараюсь хвалить не только за домашнее задание — считаю нормальным сделать комплимент за красивые носки или еще какую-нибудь ерунду. Это мотивирует и заостряет внимание. Но всего в меру — ругаю не реже.

В одной и той же школе учителя могут совершенно по-разному работать с детьми. Ева ответила, почему так происходит и при чем здесь отсутствие методичек.

Школа практически не предоставляет никаких материалов, поэтому во многом сама продумываю способы построения занятий. Я нередко провожу отвлеченные от предметов разговоры или устраиваю развивающие игры. Например, на предмете «язык речевого общения» сыграли миниатюру: я экзаменатор, они выпускники, отвечают на время. Веду у восьмых классов, в следующем году у них ОГЭ, где в одном из заданий будет устная часть по типу разыгранной. Детям нравится примерять на себя роли, это одновременно забавляет и концентрирует их внимание. Все относятся серьезно к подобным практикам.

Общаюсь с ними на тему современных проблем: наркомании, алкоголизма, ранней нежелательной беременности. На литературе устраиваю полемику между учениками, но для них это все равно что стрелка за школой после уроков. Они еще не совсем понимают, как вести дискуссии. Первые занятия проходили неудачно, но сейчас есть прогресс: научились отстаивать свое мнение и не вставлять брань через каждое второе слово. Современным детям совсем не интересны классические методики, когда нужно отвечать у доски. К тому же это недейственно.

Дети в школах с повышенным вниманием относятся к молодому специалисту: он становится либо объектом троллинга, либо предметом воздыхания. Но существует ли третий путь? Героиня поведала о подкатах и своем общении с учениками.

Пока что все нормально, с пренебрежением не сталкивалась. Был незначительный случай: школьники бегали, один из них меня случайно толкнул. Я его остановила, разъяснила уставные понятия, а он говорит: «Я не знал, что вы учитель». Странная логика. Я ответила, что не имеет значения, кто есть кто, — относиться с уважением нужно ко всем.

Иногда из-за моего возраста ученики забывают, что я преподаватель. Это о подкатах. Есть мальчики со смазливыми мордашками, считающие себя красавчиками. Они пользуются спросом у ровесниц и девочек помладше. Такие думают, что их чары подействуют и на меня. Хватает смелости позвать в кино, добавиться в друзья, но магия не проходит, Ева Викторовна не течет. Однажды пришла посмотреть на школьную дискотеку, так на следующий день один из учеников подходит и говорит: «А помните, что было на дискотеке?» Но там ничего не было, видимо, парень прибухнул и нафантазировал. А может, просто провоцировал. На это трудно нормально реагировать.

Современных детей часто называют глупыми и инфантильными — наша героиня отчасти соглашается с мнением и предлагает способ решения проблемы.

Во многих статьях пишут: детям, родившимся после 2000 года, свойственна многозадачность. С этим я в корне не согласна. В мое время у многих не было смартфонов, но мы знали тысячи способов списать и понимали, как вести себя в экстренной ситуации. Шпаргалки прятали и в волосах, и под юбкой, а часть информации усваивали при составлении шпор. Сейчас ребенок не знает про эти хитрости, а списывает только с помощью Гугла. Так же и с домашним заданием: зашел на ГДЗ и скатал.

Я за введение правила цифровой гигиены и запрет использования мобильников в классах. Считаю, что это положительно скажется на успеваемости и взаимоотношениях между детьми. Сегодня они плохо коммуницируют друг с другом (в этом я убедилась, проводя полемики) и зависимы от гаджетов. Еще им присуща эмоциональная нестабильность, недавно один мальчик говорит мне:

— Я не могу делать задание, мне грустно и одиноко.
Отвечаю ему, что учиться все равно нужно, а он:
— Вы считаете, что у нас не может быть проблем?

Ребенок сразу выстроил ситуацию так, что учитель не будет считаться с переживаниями подростка. А ведь такое часто бывает, взрослые говорят: «Ты преувеличиваешь», «Депрессии не существует» и так далее. Я ответила, что принимаю и понимаю их проблемы. Важно выстроить хорошую химию с учениками, коннектиться с ними.

У многих преподавателей есть любимчики. Ева рассказала о своем отношении к «избранным» детям.

Как ни крути, эта штука работает. Если тебе внешне и внутренне симпатичен человек, то ты невольно вступишь с ним в диалог. Читала исследования, подтверждающие это. Но я оцениваю всех по ответу.

Периодически новостные ленты пополняются заметками про конфликты учителей со школами из-за соцсетей. Ева рассказала, как новая работа повлияла на ее внешний вид и активность в интернете.

У меня был пирсинг в носу, я его очень любила. На собеседовании мне мягко намекнули, что я буду подавать плохой пример. Пришлось снять со слезами на глазах, но если вдруг я уволюсь, то сразу сделаю снова. Тем не менее у меня есть еще пирсинг на языке, который пока никто не видел. Также имеются несколько татуировок под одеждой и на пальцах. Коллеги их не заметили, но дети обратили внимание. Заинтересовались — им льстит факт, что учитель может быть современным, знать о «Тик-Токе» и понимать слэнг. Даже заядлые прогульщики говорят, что будут чаще ходить на учебу.

В этом плане по интересному пути идут Штаты, где не обращают внимание на внешний вид. Но, несмотря на мою симпатию западной модели, я одеваюсь строго. Кстати, в отношении соцсетей тоже пришлось поработать: слегка почистить стену в ВК и залезть в настройки приватности.

Конфликт поколений — нормальная практика в любой сфере. Наша героиня за короткий промежуток работы в школе уже обжилась хейтерами.

Главное условие, которое я поставила перед собой: не заводить дружбу с коллегами. Понятное дело, что женщины за 50 любят посплетничать, но меня это коснулось сразу же. В первый день при входе в учительскую я услышала фразу:
— Мда, и кого мы берем в школу?

Как только дверь распахнулась полностью, я поняла, о ком речь.
— А вот как раз и она, познакомьтесь!
Лица у учителей были смущенные, но мне пришлось более неловко. Потом я подумала, что хейтеры — это нормально. Позже случилась еще одна ситуация. Ко мне на перемене подходит ребенок и говорит:

«Ева Викторовна, мне мой репетитор, Ольга Анатольевна, сказала, что вы философ, это правда?»

Позже я выяснила, кто такая Ольга Анатольевна, — бывший учитель в моей школе. Она поссорилась с директором и сейчас работает частником. Мой ученик похвастался ей, что у него новый молодой препод по русскому. Она, видимо, побоялась, что молодуха уведет у нее клиента, и пробила информацию про меня. Педагогического образования у меня нет, это послужило для нее возможностью докопаться. Об этом она и сказала ребенку, попутно накинув на вентилятор. Я отрицательно отношусь к подобному, ведь в учительских правилах говорится, что коллег осуждать нельзя, это непрофессионально.

Критика со стороны хейтеров не стала поводом для Евы кидаться в ответ. На вопрос о том, что ей не нравится в работе ее коллег, она ответила лаконично.

Я придерживаюсь позиции, что обсуждать других преподавателей непрофессионально. Но могу дать совет педагогам со стажем: вспоминайте себя в 14-15 лет, какими вы были. Старайтесь менять подходы и вести уроки разнообразнее. Исходя из слов учеников, могу отметить: ко многим из них относятся не как к людям.

Систему образования принято поливать грязью (есть за что). Но лучше выслушать мнение человека, который знает кухню с двух сторон.

Я бы ввела нормальные уроки психологии — они есть, но формальные, где «специалист» делает с ребятами какие-то бесполезные тесты. Лучше бы говорили о проблемах, которые волнуют современных детей. Возможно, на классных часах, которые не были бы приурочены к 9 мая и 23 февраля. В обязательном порядке нужны уроки секс-просвещения — дети смеются даже со словосочетания «однородные члены предложения», это не норма. Секс-образование поможет бороться с проблемой нежелательной беременности в раннем возрасте.

Вообще, было бы классно перейти на европейские и американские методы обустройства школ, но это уже вопрос финансирования.

Известно, что в школе небольшие зарплаты, но Ева рассказала чуть больше о бонусах и задачах, которые добавляются, когда ты хочешь дополнительных денег.

Из-за низкой зарплаты никто и не идет в школу. Мне пока хватает 25 тысяч, я молода, мужа и семьи нет, поэтому траты идут только на себя. Но что делать мамаше с двумя детьми? Непонятно. За классное руководство доплачивают еще 3 тысячи рублей (в Краснодарском крае, где работает героиня — прим. ред.), но количество новых забот несоразмерно сумме. Классный руководитель — это психолог, социолог, местами родитель и друг. За последние два пункта меня бы поругали педагоги со стажем, мол, ты что, будешь с детьми на равных общаться? А я считаю, что важно понимать детей и быть с ними на одной волне.

Родители, как и педагоги с опытом, настороженно относятся к молодым специалистам. Наша героиня поделилась мнением о проблеме и рассказала о своем опыте.

В мое время родители отделяли образование и воспитание и взваливали последнее на себя. Они передавали ребенка в школу, вдалбливая ему мысль: «Учитель — бог». И если ты где-то ошибся, то виноват в этом только ты, а не педагог. Конечно, бывают специалисты, которые придираются и злоупотребляют положением, но таких и в счет брать не стоит. Как и тех, кто уже 80 лет сидит в кресле, разваливается и не собирается уходить.

Сегодня же родители отправляют ребенка в школу с мыслью: «Будут проблемы — говори, если что, нагнем этого учителя». Но у меня пока все хорошо, и никаких прецедентов не было. Мои мамы уже предлагают совместный отдых с нашим классом, хотят свозить детей ближе к лету на природу.

Работник любой компании сталкивается с профессиональной деформацией. Но как меняется учитель под влиянием своей работы?

Да, из-за многозадачности появляется стресс. Я не должна показывать, что меня кто-то бесит или я грущу. Обязанность учителя — не показывать свои нервы детям. Поэтому я стала более сдержанной, но здесь есть два варианта развития событий. Такими темпами я стану либо невротиком, либо, наоборот, очень спокойной. В этом плане хороший пример — наш завуч: она всегда сдержанно реагирует на злобно настроенных родителей или непробиваемых учеников. Объясняет любую ситуацию так, будто ее сейчас никто не посылал на ***. Есть и полная противоположность ей. Знаю одну коллегу, которая применяет силу к детям. Если замечу за собой такое, то, скорее всего, уволюсь.

Из диалога видно: героиня заинтересована своим делом. Но готова ли она посвятить всю жизнь профессии или это временное пристанище?

Мне бы хотелось посвятить всю жизнь профессии учителя, в первую очередь это развитие для меня. Я многое могу дать детям, поэтому и пришла работать в школу. Но все зависит от факторов, например, зарплаты. Путешествия и обустройство личной жизни тоже никто не отменял. Если я смогу совладать с горой трудностей, лежащих на учительских плечах, то останусь. Это не скучное место, в отличие от офиса, например. Мне приходится много общаться, здесь столько типов личностей!

Загрузить еще