Люди

Понаехали тут

Сергей Фабричнов Сергей Фабричнов
Как в столице распознать приезжего.

Сегодня и приезжий, и москвич теряются под напором азиатских орд (чуть не написал «морд», тьфу, тьфу, да здравствует толерантность!). Теряются — и сливаются в объятиях. Но в объятиях этих, на расстоянии запрещенном законодательством (если вы с приезжим одного пола), становится очевидно: они все-таки еще разные. И приезжих от местных кое-что отличает. Пока власть не закатала всех участников процесса за вышеозначенные объятия, сочтя их пропагадной педерастии, обозначим разницу. Вернее, разницы.

Итак, приезжие:

Ориентируются по карте метро и спрашивают, где ты живёшь: внизу или вверху. Любой отличный от этой версии вариант ответа приводит их в состояние ступора.

Ходят гулять на Красную площадь и регулярно фотографируются там, очень расстраиваясь, что вокруг говорят по-таджикски.

Носят рубашки с коротким рукавом, застегнутые под горло. Нам говорят, что это по-хипстерски, но на самом деле стиль этот известен с 1970-х и называется «Председатель колхоза».

Те, кто приехал и остался, немедленно начинают давать нам советы, как благоустроить Москву и вообще сделать город приятным для жизни. Поэтому их много в городских газетах и журналах.

Рассказывая про квартиру, называют большую комнату «залом». Причем в среднем роде

Приезжих всегда отличают белые брюки и белые туфли довольно странных фасонов. Где они их берут, спрашивается. Я бы побывал в этом удивительном магазине.

Боятся ходить в торговые центры и модные типа ЦУМа, поэтому закупаются на рынках, где все, в общем, дороже. Но после первого же шоппинга в молле становятся активными проводителями уикенда в дайнинг-зонах.

Используют исключительно полные названия: Центральный Парк Культуры и Отдыха имени Горького. Странно, что имя и отчество Алексея Максимовича при этом куда-то исчезает.

Считают Арбат главной улицей города. Туда им и дорога

Не понимают, как пользоваться новыми билетами на общественный транспорт. Собственно, они и старые всегда прикладывали куда угодно, кроме того места, куда надо, а в троллейбусе настойчиво пихали другой стороной, иногда ломая автоматы.

Спрашивают, как дойти до Кремля. Ну, Веничка Ерофеев тоже хотел на Красную площадь, а попадал на Курский вокзал. Приезжие, в отлиие от великого русского писателя, до самого большого мощеного кладбища страны добираются.

Фотографируются в Столешниковом рядом с каждой витриной. И не только в Столешниковом. И не только у витрин. Очень любят обниматься с бронзовым Никулиным на Цветном, но делают это с робостью.

Любят заниматься частным извозом, но делают это как-то иначе, чем водители джихад-такси с литовскими номерами и оборзевших ветеранов московских таксопарков — нехотя и отчасти виновато. Поэтому поездка с ними — источник собственного достоинства, гарантия уверенности в том, что хотя бы географию родного города ты знаешь на отлично.

Это у них хипстеры украли слово «шикарно». Приезжие теперь не знают, какой превосходный эпитет употребить, чтобы сохранить собственную идентичность. C другой стороны, приезжие в основном и сформировали хипстерскую прослойку, так чему мы, черт возьми, удивляемся?!

Комментарии
Загрузить еще