Просвещение

Церковь копимизма и твой «ворд»: как устроено цифровое пиратство

Христофор Миндыла Христофор Миндыла
Йо-хо-хо и паленый Windows.

Сколько бы операционка ни плакала нам при запуске: «Похоже, вы стали жертвой поддельного программного обеспечения!», — мы все равно будем жать на «крестик». По статистике, 62% софта в России — пиратские версии. Не взирая на законы, люди продолжают пользоваться нелицензированными продуктами — ведь все решает цена. Мы решили углубиться в тему цифрового пиратства и посмотреть, как выглядят современные «Черные жемчужины».

Жажда халявы


Каждый раз устанавливая что-то нелицензированное на компьютер, чувствую, что на плече не хватает попугая. Муки совести не убавляют желания посмотреть фильм, который давно хотел, и мышка приводит мою цифровую шхуну в движение. Мы привыкли, что в интернете все бесплатно, и не задумываемся о труде тех, кто вложил в проект душу и деньги, надеясь на отдачу. Как бы авторы не пытались сохранить свои сокровища, хакеры и любители халявы все равно находят способ взломать сундук. Кряки на игры и программы, кино и музыка появляются в открытом доступе еще до официального релиза. Не смотря на то, что закон запрещает любую пиратскую деятельность, процесс не останавливается.

Видимых перспектив победы над кибер-флибустьерами пока что нет, люди всегда стремятся сэкономить. Это основная причина, по которой нелегальное копирование до сих пор живет. Тенденцию легко заметить в рейтинге стран по использованию пиратского ПО. В верхней части списка находятся бедные страны, где местные жители, копившие на технику несколько поколений, не согласны с тем, что за софт тоже нужно платить. В Ливии, например, 90% ПО на компьютерах — пиратское. Естественно, закон защищающий авторские права здесь не работает. Да и выглядело бы это комично, представь, помощник судьи вносит данные об арестованном хакере в компьютер, где установлен паленый Windows.

Войны с пиратами

Наша страна ушла недалеко: мы расположились на 48 месте, а российские пираты зарабатывают даже больше, чем ливийские, — 1,3 миллиарда долларов ежегодно. Остановить цифровую преступность призвана статья 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав». Она ограничивает перевозку, хранение и распространение нелицензированной продукции. Если ты вдруг попадешь под действие этой статьи, то тебя ждет:

  • штраф в размере до 200.000 рублей;
  • обязательные работы на срок до 480 часов;
  • исправительные работы на срок до 2-х лет;
  • принудительные работы на срок до 2-х лет;
  • лишение свободы на срок до 2-х лет.

Но не спеши сносить пиратские фильмы со своего компьютера — на деле этот закон работает только против контрабандистов, обычному пользователю надо исхитриться, чтобы попасть под горячую руку закона. Начеку стоит быть айтишникам — их периодически проверяет полиция. Так, в 2017 году в Москве поймали установщика пиратского софта. Следователи завели уголовное дело, а правообладатель оценил ущерб больше чем в миллион рублей. Подобные случаи скорее исключение, чем правило, объяснить их можно наработкой плана. Но как ловят нарушителей? Способов много, но все они просты, например, тебе пишет незнакомый человек и начинает спрашивать про технику и софт, просит тебя приехать и установить ПО на работе за деньги. Многие по простоте душевной не видят подвоха и ставят пиратки, за что справедливо получают протокол вместо вознаграждения.

По-другому выглядит борьба с синдикатами: в 2019 году в Дели накрыли пиратов, представляющихся работниками Microsoft. Преступники продавали паль школам, которые оптом скупали у них оборудование. При этом один из нарушителей действительно имел лицензию от американской корпорации, он должен был обучать новых сотрудников. Но вместо этого он решил пойти по пути пирата.

Как зарабатывают пираты?


Заработки пиратских сайтов напрямую зависят от рекламы. Наглядно: россиянин в год смотрит примерно 110 фильмов и сериалов, что эквивалентно 10 тысячам долларов, полученных с рекламы. Благодаря роликам известных контор и онлайн-казино преступники «поднимают бабла» на 85 миллионов долларов ежегодно. Хорошие деньги зарабатывают и создатели модификаций для игр и программ. Не думай, что «RG Mechanics» и другие команды выкладывают свои работы просто так: во-первых, они монетизируют скачивания данных, во-вторых, зарабатывают на рекламе. Например, сайт «Хатаба» — хакеров, создающих репаки для игр, — ежедневно посещает 70 тысяч человек. Почему так много? Потому что они делают одни из самых лучших сборок и являются лидерами сегмента пиратского рынка. Аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян говорит:

«У таких ресурсов, как правило, два источника доходов. В частности, это платежи пользователей в виде пожертвований или какой-то абонентской платы, например, за отключение рекламы, которая, собственно, и является вторым источником».

Но пока пираты набивают карманы нечестно заработанными деньгами, правообладатели несут огромные убытки — от 34 миллионов евро ежемесячно.

Церковь копимизма и пиратская партия

Власти борются против контрабанды, энтузиасты борются против властей. Любители бесплатного выступают в поддержку отмены законов об авторских правах и требуют неограниченного доступа к любым ресурсам. В развитых странах противостояние вышло на официальный уровень, особенно в этом преуспели шведы. В 2006 году они первыми основали «Пиратскую партию», которая несколько раз пыталась избраться в парламент. Видя скандинавский опыт, соседние страны пошли по тому же пути, и сегодня во многих странах есть как минимум одна подобная партия. В Испании и Венгрии пиратам удалось получить места в парламенте, а шведы добрались до мест в Европейском парламенте. Многие партии из разных стран являются Членами Пиратского Интернационала, на съездах депутаты обсуждают дальнейшие шаги к установлению тотальной халявы на планете. Вот основные требования коалиции:

  • запрещение DRM-технологии;
  • реформа патентного права;
  • укрепление гражданских прав;
  • реформа авторского права.

Но на этом пираты не остановились: в 2010 году в Швеции они создали Миссионерскую церковь копимизма. Адепты выступают за свободный файлообмен, знания в их религии являются центральной фигурой. В свою очередь власти не стали бороться против копимизма и официально признали его религией. Конфессия распространилась за пределы Скандинавии, а в 2012 году в Белграде состоялось первое бракосочетание по копимистскому обряду. Кстати, в России тоже есть партия и церковь пиратства. Но ни «священники», ни «депутаты» не смогли добиться успехов европейских коллег.

Примеры с последователями пиратства показывают неоднозначное отношение к правам на интеллектуальную собственность. С одной стороны, любой труд должен быть вознаграждаем, а с другой, не каждый решится платить по 13 долларов в месяц за подписку на Netflix, когда «Ведьмака» и «БоДжека» можно посмотреть бесплатно.

А какой позиции придерживаешься ты?

Загрузить еще