Просвещение

Не тупые: о чем писали американские классики

Христофор Миндыла Христофор Миндыла
Почему Драйзера считают американским Достоевским и из-за чего герои Керуака такие бездельники.

Золотой век американской литературы настал в прошлом столетии. Она пошла по другому пути, нежели европейская или русская. Однако, несмотря на свою молодость, заокеанская классика быстро подарила миру замечательных авторов. Вспомним лучших из них и постараемся выделить основные тенденции, к которым обращались писатели США.

Суровый китобой и пленник туземцев


Прокладывал путь американской литературы к успеху Герман Мелвилл (или Генри, как говорят некоторые источники). Автор попал в немилость судьбы, ведь в 12 лет перед ним закрылись двери университетов. Отец умер, оставив за собой долги, а не наследство. Поэтому в 18 лет наш герой пошел на китобойное судно. Теперь ты понимаешь откуда сюжеты его произведений. Ведь не только культовый «Моби Дик» повествует о странствиях моряков. Тема корабля отразилась в произведениях Мелвилла не потому, что он поплавал в океане, — это было бы слишком просто. Сама его жизнь достойна книги, ведь он сбегал со шхуны из-за ссоры с боцманом, попадал в плен к туземцам, после чего его чудом спасли пассажиры военного корабля. Согласись, что даже некоторые из его произведений не такие захватывающие.

Сюжеты Мелвиллских романов крутятся вокруг темы человека и окружающего мира. Чаще всего — о возможности людей покорить природу (или проиграть ей в этой войне). Его персонажи суровые и простые, что навевает на них оттенок брутальной романтики. Именно с Германом ассоциируется эпоха американского романтизма. Аллегорические отступления и длинные рассуждения характерны для его стиля. Примечательно, что при жизни самым популярным его романом был не «Моби Дик», а «Тайпи». Это книга о жизни полинезийцев. В ней есть автобиографические черты жизни Меллвила. Произведение принесло известность писателю, ведь в нем он передал опыт общения с каннибалами, у которых побывал в плену.

Любимец советских читателей

Еще один классик американской литературы — Джек Лондон. Он запомнился читателям своим «Мартином Иденом». Твоя бабушка любила этого писателя. Ведь он один из немногих зарубежных авторов, кого не считали врагом народа. Тот самый «американ бой», которого не хватало в СССР. Общий тираж его произведений в советское время достиг 77 миллионов. Чаще печатался только датский сказочник Андерсен.

Приключенческие романы Джека покорили сердца подростков по всему миру, и даже взрослые с удовольствием перечитывают его произведения. Герои близки обычным людям. Это бродяги, авантюристы, золотоискатели, рабочие и путешественники. Короче говоря, Лондон — писатель от народа. А еще он рассуждал о нацменах своей страны: на страницах книг часто встречаются индейцы и чукчи. С ними бок о бок ходят и животные, которые способны общаться с людьми. Кто-то считает это мистикой, кто-то — магическим реализмом. Оставим эти рассуждения критикам, пусть сами разбираются в терминах. Себе же припасем атмосферу его романов.

Джек прожил недолго и умер от передозировки морфином. Некоторые заявляют, что это суицид. Если так, то рассуждения о смерти в «Мартине Идене» — личные переживания. Или же Джек просто вдохновился мыслями своего же персонажа. До такого вполне  можно дойти под действием морфия.

О потерянных людях и путешествиях


Керуак — кумир путешественников. Большинство автостопщиков по всему земному шару вдохновляются его произведениями. Лично моя первая попутка навеяна книгой «В дороге». Этот мужик культивировал стиль жизни героев своих произведений. Он был эксцентричным, протестным и смелым человеком, который способен идти против устоев. Джека даже из армии списали с формулировкой «безучастный». Как патриот он, конечно, так себе. Однако именно с этого момента началась творческая деятельность Керуака.

«Бродяги Дхармы» и «В дороге» («На дороге», называй как угодно) — Библия всех путешественников. Герои этих произведений — неудачники, романтики, наркоманы и потерявшиеся люди. Послевоенное время породило скитальцев и страдальцев — это хорошо отражало эпоху. Сегодня Керуак писал бы об отчисленных из университетов и лентяях, сидящих на родительской шее (сам Джек тоже жил с мамой). Что одни, что другие мечтают о лучшей доле и не могут найти свое предназначение. Романтизма на страницы привносит элемент нахождения в пути. Диалоги его героев незамысловаты, что отлично передает настроения всех рас****яев, каким был и автор. По сути, творчество — смысл бытия Керуака. Поэтому его романы автобиографичны.

Как Достоевский

Теодор Драйзер, пожалуй, один из серьезнейших представителей американской литературы. В своих произведениях он копал глубоко в душу героя, проникал в умы и сердца читателей. Этот дядька не щадил персонажей, ломая им судьбы и загоняя в тупик. За это его сравнивают с нашим Федором Михайловичем.

Посмотри хотя бы на судьбу Клайда из «Американской трагедии». Пацан наломал дров, после чего вынужден был расхлебывать кашу самостоятельно. Знакомый сценарий, да? При этом Драйзер отлично показал, как меняется его герой с течением времени. Этап взросления, переоценки жизненных ценностей и моральных принципов — об этом пишет Теодор. Ты можешь сказать, что обо всем этом уже рассказал Достоевский. В системе американских ценностей знакомые принципы звучат не менее интересно. Необычно, как чай с солью — что-то знакомое, но со значительными изменениями.

Тяготы войны, бомб и плена


Курт Воннегут — один из тех, кто стремился понять 20 век — самый трудный для осознания в истории человечества. Войны и новые системы интересовали писателя, как подростков — вопрос о том, провоцирует ли мастурбация рост волос на руках. Все познается эмпирическим путем — Курт побывал в немецком плену. После этого появились его знаменитые произведения.

Писал автор антиутопии и военные романы. Часто размышлял о будущем. Чего только стоит его выдуманный мир в «Механическом пианино». Азиаты в скором времени станут олицетворением его произведения, в котором человека во всех сферах сменяет робот. Собственные жизненные факты стали основой для «Бойни номер пять». Военные годы также натолкнули его на антиутопию «Мать Тьма» (фанатам Оруэлла во внимание). Короче, если захочешь почитать нечто выдергивающее из позитивного хода мысли, то Воннегут тебе в помощь. Этот дядька расскажет сотни историй о горьких судьбах.

О неграх, белых и семье

Уильям Фолкнер, на мой взгляд, лицо американской литературы. Читатель его произведений часто пытается понять, что такое настоящие Штаты. На страницах произведений негры доказывают белым, что они тоже люди. Было это еще до массовой истерии с толерантностью. Он один из немногих американцев, кто пытался выделить ценности классической семьи. В «Шуме и ярости», которая награждена Нобелем, поднимается половина проблем всего общества. Пожалуй, это некий справочник американской истории, быта и традиций.

Отдельного внимания заслуживает мастерство писателя выстраивать мысль. Ты когда-нибудь пытался понять, как мыслит умственно отсталый человек? Попытки вникнуть в речи Хованского не в счет. Фолкнер смог выстроить повествование от лица больного так, что от чтения трудно оторваться. При этом ты не потеряешь линию сюжета и поймешь смысл описываемого. В «Шум и ярость» он выстроил четыре соединенные истории от разных людей. Они отличаются статусом, ходом мыслей и характером. И это видно не из фабулы, а из переживаний героев.

Признанные американские классики писали об эпохе. О том, что чувствуют люди и как время отразилось на их судьбе. Авторы показывали жизнь людей, переживших непростые события. Но главное, что им удалось сделать, — это стать любимцами читателей. Значит, что герои страниц были приняты людьми за братьев и сестер.

Загрузить еще