Просвещение

От оккультизма к анархии: неизвестные русские философы

Антон Подрезов Антон Подрезов
Идеи воскрешения и поиск своего пути в мыслях русских философов.

В спорах за очередным коктейлем или бокалом пива в наших питейных заведениях нет-нет да всплывёт имя Канта или Гегеля, особенно если в паре кварталов от заведения находится журфак. Может, их имена будут использованы обособленно от их идей, но они хотя бы на слуху. Чего не скажешь о многих российских философах.

Славянофильство до того, как стало мейнстримом


В 30-40-х годах XIX века в нашей стране некоторые мыслители подумали, что Россия не должна заглядывать в прорубленное в Европу окно и ориентироваться на западный мир, и назвали это славянофильством. Ещё тогда они начали распространять мысль о том, что у России всё-таки особый путь развития, в котором другим нас не понять. Основой этого движения выступило православие, потому что именно вокруг него разразились споры, повлиявшие на формирование славянофильства. И именно православие помогало, согласно этим идеям, двигаться по этой выделенной полосе развития с целью не только достижения величия, но и просветительства атеистической Европы.

Одним из основоположников славянофильства был Алексей Хомяков, который был и поэт, и богослов, и философ. В XIX веке люди не запирали себя в рамках одной профессии (особенно гуманитарной). Вместе с другими соратниками он не только обращал внимание на нелёгкий индивидуальный путь развития России, но и таким образом планировал разобраться в существовании: осмыслить прошлое и обратить свои умы и мысли в сторону сельской общины. Но больше всего его заботил упадок христианской веры в Европе, виной которому он видел роль папства, которое он подозревал в решении своих вполне мирских интересов в ущерб делам духовным. Недальновидный Хомяков в то время обвинял в этом только католическую церковь.

Другим идеологом славянофильства был Константин Аксаков. Он был близок с Хомяковым и, кончено же, с его идеями. От Аксакова «получил» даже Пётр I, который, по его мнению, отдалил государство от народа, превратив его из слуги народа в бесчувственный управленческий орган. В своей работе «О русском воззрении» он также не принимал западные идеи, считая любые попытки следования за этим принципам грубым рабским заимствованием.

«…все будет копией, если мы станем смотреть только на наружную сторону вещей».

Взгляд на Запад


Как у любой философской идеи, у славянофильства были свои противники в лице западников. Они (что понятно из названия) говорили о том, что особый путь — это ошибочная концепция и пора бы уже перенимать идеи прогрессивного Запада и двигаться с ними в едином танце прогресса, пока не стало слишком поздно.

Основные различия у этих двух движений были по следующим пунктам:

  • первых устраивал монархический строй, а вторые предлагали ограничить власть самодержавца и понемногу двигаться к демократии;
  • фигура Петра для западников наперекор славянофилам была более чем достойной;
  • естественно, разные пути развития — ну это понятно.

Однако в двух мыслях они сходились: крепостное право надо отменить, а революции — не допустить. В таком случае у меня для них две новости: хорошая и плохая.

Одним из самых ярких западников был Пётр Чаадаев. Настолько ярким, что его (за его сочинения), находящегося в здравом уме, признали сумасшедшим. За что его так? Что ж, он мыслил действительно достаточно прогрессивно. По сути, он своими работами и разделил российских мыслителей на два лагеря. А в остальном его мысли звучат достаточно интересно:

  • он не отрицал христианство, но воцарение божьего царства на земле он видел в создании справедливого общества, которое, как ему казалось, формируется на Западе;
  • во многом такие успехи Европы он списывал на значимость католичества как политической религии;
  • всё же он обособлял Россию и от Европы, и от Азии, но любые попытки по поиску тайной самостоятельной дороги он обозначал простым выражением: национальные предрассудки.

Через тернии всё-таки к звёздам


Были и более прогрессивные учения о делах космических в нашей философской истории — космизм и футуризм. Они были не о насущном, а о делах будущего, единого космоса и о законах этого самого космоса, которые часто не имели ничего общего с наукой. Философы — кто ж им запретит.

Один из таких прогрессивных мечтателей — Николай Фёдоров. Мужик был явно образованным, о чём говорит его прозвище — «московский Сократ», — а Толстой вообще гордился, что живёт с ним в одно время, — с ним и Достоевским. Я заостряю внимание на его мыслительных способностях потому, что некоторые его взгляды сейчас (да в любое время) выглядят как минимум смело, как максимум — безумно.

Фёдоров создал учение, которое назвал «Философия общего дела», где переплетались научные мысли, религиозные заветы и фантазёрство. В этой работе Фёдоров предрекал объединение народов, которое он считал как необходимым, так и неизбежным. Вследствие этого армию он видел не как оружие, а как инструмент, который должен помогать человечеству, в том числе с экологическими кризисами. Но главной идеей его стала мысль о том, что воскрешение — наше общее дело. Он писал, что «долг сынов — возвращение жизни отцам», что когда-то это случится: все будут живы не только духовно, но и физически, а для расселения воскресших нам, конечно же, нужно освоить другие места в космическом пространстве. Кодзима — гений, Нолан — Гений, Фёдоров — гений.

Мысли о потустороннем


В загробный мир смотрели наши философы не только с практическими мыслями, но и немного с сомнительными целями. Вокруг этого в нашей истории существовал оккультизм. Время было ещё не особо просвещённое (потомки так могут говорить о любой эпохе), да ещё и наследие мрачного Средневековья оставило многие труды о существовании духов, дьяволов, бесов и прочих клиентов Охотников за приведениями.

Особо приближённой к таким наукам в России была Елена Блаватская. Она много путешествовала, провела 7 лет в Тибете, созналась, что овладела «оккультной мистерией» и создала авторскую теософию, у которой было достаточно много последователей. Если кратко, то основная мысль этого учения заключается в том, что в начале всего был Абсолют — это даже не бог, а, скорее, единое-целое-главное-что-то. А любое живое существо во Вселенной несёт в себе его часть, и это значит, что можно с помощью духовных практик воссоединится с этим Абсолютом. Много там было от восточных учений, в том числе идеи о карме и реинкарнации. Так что можно сказать, что теософия — это Тик-Ток XIX века: сформирована идея вокруг того, что уже было, успешно распространена, выглядит странно.

Мать порядка


Естественно, дальше — немного об анархистах. В воображении при упоминании этого направления сразу рисуются разбойники, которые крушат витрины, грубят господину полицейскому и ведут себя неприлично, задевая чувства обычных граждан. Но в самих идеях этого направления подобного нет — всё зависит от того, как их интерпретировать и использовать в дальнейшем.

Наиболее интересно в истории этого русского философского направления выглядит Пётр Кропоткин, которого не только называют «отцом анархизма», но и который разрабатывал идеи анархо-коммунизма. Как звучит! Он объединял идейно анархизм и социализм, потому что считал, что они оба связаны идеями свободы и революционного протеста. Он отрицал идеи государства как формы существования народов и уделял большое внимание личности и интересам каждого человека, которые необходимо учитывать при построении нового общества.

«Если вы хотите, как мы, чтобы полная свобода индивидуума и его жизни были уважаемы — вы поневоле принуждены будете отвергнуть владычество человека над человеком, какого бы вида оно ни было; вы будете принуждены принять принципы анархизма, которые вы так долго отвергали».

При этом как учёный (помимо всего, Кропоткин был выдающимся учёным: термин «вечная мерзлота» — его ума дело) он старался подкреплять свои мысли осмыслением опыта прошлого.

Это был лишь небольшой курс молодого философского бойца. Теперь ты можешь разнообразить вечерние беседы в заведениях фамилиями и именами русских философов и с пониманием дела назвать кого-нибудь славянофилом или анархистом. Ты же понимаешь, что это не ругательство?

Загрузить еще