Просвещение

Тебе это еще рано: как работает секспросвет в России и за рубежом

Антон Подрезов Антон Подрезов
Нужно ли перенимать европейский опыт или оставаться верными консервативным традициям?

Глядя на статистику рождаемости последних лет, можно подумать о том, что не все люди в нашей стране старше 18 лет в курсе, откуда берутся дети. Может ли половое воспитание выполнять не только просветительские функции, но и улучшать демографию? Или все-таки это сатанинские программы по растлению наших детей? Разбираемся.

Что они себе позволяют


История у сексуального просвещения в странах Европы очень богатая. Например, в Швеции работа над специальными программами, направленными на ознакомление школьников с сексуальным образованием, началась еще в 1955 году. В итоге Швеция и Нидерланды стали лидерами в этой сфере не только в количестве производимых обучающих пособий (у них там даже интерактивное кино уже есть по этим темам), но и в статистике. Количество беременностей у девушек в возрасте 15-19 лет в Нидерландах равно 14 случаев на 1000 человек; в России — 46 случаев. И средний возраст первого полового контакта у них заметно выше остальных стран. Тут мы сталкиваемся с первой важной мыслью: сексуальное просвещение не учит заниматься сексом, а говорит, как это делать безопасно и как к этому подготовиться. При этом европейские страны делают это не на глазок , а по принятым в 2010 году Стандартам сексуального образования

Не все зарубежные программы мы можем перенести на наши реалии, и не только потому, что у нас даже зачатков таких программ нет, а они там этим заняты уже минимум полвека. Контент иногда специфичен. Например, шоу «Pubertet», которое выпускал норвежский канал NRK, чересчур откровенно рассказывает зрителям об изменении тела, половых органов и других деталях взрослеющего подросткового организма. С другой стороны, гениталии крупным планом и макет прыща с человеческую голову надолго оградят детей от любых мыслей о сексе. Но мы тоже можем кое-чем ответить: некоторые сюжеты из передачи «Жить здорово» с Еленой Малышевой тоже скорее не просвещают, а запугивают, и они вряд ли выполнят роль полноценного образования в такой деликатной теме.

Может, это и неожиданно звучит, но в США не так все просто с освещением темы секса среди подростков. Все дело в том, что законы о допустимости таких курсов различные штаты могут принимать самостоятельно, а некоторые из них (особенно южные) находятся на нашем уровне табуирования темы секса. Также у них сильна роль религии в формирования социальных норм, а церковь старается прийти к целомудрию среди подростков, не рассказывая о сексе совсем (и это на фоне многочисленных скандалов о сексуальных домогательствах со стороны католических священников).

В Азии все еще более скомкано в плане сексуального просвещения — и не только среди детей. Например, Индия является одним из лидеров по количеству изнасилований, а также случаев обливания кислотой женщин из-за мести или обиды все на той же почве межполовых отношений.

Что мы себе не позволяем


О некоторых попытках секспросвета в нашей стране мы писали в этой статье. С тех пор мы продвинулись в этом направлении примерно на нисколько, но сами уже немного начинаем разбираться в теме секса. Нужно ли нам просвещать подростков об этом? Или это должны делать родители? Или они сами в своих интернетах разберутся?

Можешь вспомнить свои годы, когда ты знакомился с теоретической стороной секса. В один прекрасный момент ты внезапно собираешь всю имеющуюся информацию из разных источников воедино и создаешь в своей голове то, что для себя называешь секс. Источников действительно было много, и какие-то из них были весьма ненадежными. Я думаю, ты сумеешь вспомнить парочку «легенд» о сексе, которые ходили в твоей школе. Сейчас они звучат как минимум дико. А теперь представь, сколько историй способен узнать современный ребенок из интернет-пространства и насколько более сложным для него будет выглядеть понятие «секс», чем для тебя в те далекие времена.

Вряд ли современный старшеклассник до сих пор нервно хихикает, услышав про пестик и тычинку или слово «многочлен». Скорее всего, он уже под партой гуглит слово «сквирт», потому что информации и сексуальных триггеров вокруг стало значительно больше. Что с ним будет дальше? Вероятно, он вырастет, разберется, и все у него будет нормально. Но кто-то столкнется с тем, что его первый сексуальный опыт закончится нежелательной беременностью, кто-то будет вынужден говорить с родителями о неприятном покраснении в области паха, а кому-то, к сожалению, придется взять в руки брошюру, в которой рассказывается о ВИЧ-инфекции. Исправит ли эту ситуацию сексуальное воспитание? Определенно, да.

Можно не обращать внимание на статистику европейских стран по ситуациям с ЗППП и ранней беременностью, но игнорировать свою мы точно не можем:

  • количество абортов уменьшается, но все равно в 2018 году было зафиксировано 567 тыс. операций (в 3-4 раза выше, чем в европейских странах);
  • количество беременностей у девушек в возрасте 15-19 лет — 46 на 1000;
  • статистика по ВИЧ с годами все хуже.

Сексуальное просвещение не ставит цели обучить школьника искусству владения своими гениталиями и овладения чужими. Он уже знает, что в мире существует секс, и если он ему будет «грозить», то он, скорее всего, пойдет на это. Сексуальное образование добавляет к этому случаю простую переменную: он пойдет на это защищенным и подготовленным не по комментариям пользователей порно-пабликов, а по информации от врачей и преподавателей.

Кто себе это может позволить


Грамотному медицинскому sex ed в России препятствует закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В нем содержится прямой запрет на «изображение и описание действий сексуального характера детям до 16 лет».

Эта формулировка практически говорит, что общаться на тему секса с детьми до 16 лет нельзя. Другое дело, если это будут делать родители. Но традиционно эта тема в диалоге отцов и детей очень скользкая, не многие готовы откровенно беседовать со своим отпрыском о мастурбации и контрацепции. Это, в частности, легко объясняется тем, что сами родители разбирались в сексе так же — в темноте и на ощупь.

В итоге получается, что вместо презерватива дело ограничивается устным соглашением о том, что никто из участников предстоящего сексуального акта ничем, естественно, не болеет, а вся контрацепция сводится к прерыванию полового акта. Само слово «презерватив» даже как-то стыдно произносить вслух.

Учителя также не в состоянии говорить со школьниками об этом. Во первых, закон. Во-вторых, даже если большинство родителей класса будут не против, чтобы для их детей провели максимально тактичную просветительскую беседу о контрацепции, то достаточно одного ранимого родителя, чтобы поднялся скандал о растлении детей, демонстрации порнографии и святотатстве. А кто-то вообще может под видом секспросвета подавать антинаучный контент — как это было в Краснодарском крае, где восьмиклассникам показали фильм про телегонию.

Кстати, церковь тоже не готова мириться с подобными проявления распущенности в образовательной среде. Тем более стоит сказать, что церковь со своими основами духовного развития косвенно соперничает за место в школьном расписании с возможными уроками секспросвета. Но сложно доверять их мнению, когда в новостях можно выслушать еще одну решительную отрицательную позицию, но уже по вопросам закона о домашнем насилии.

Выходит, что только ты сам способен рассказать своим детям о безопасном сексе. И даже странно ставить на одну чашу весов здоровье и счастливую сексуальная жизнь своего ребенка в будущем, а на другую — минуты неловкости. Нужно ли тут о чем-то думать?

Загрузить еще