Мнения

ЕГЭ как демо-версия тоталитаризма, или как из подростков делают невротиков

Алексей Давыдов Алексей Давыдов
Сколько нервных клеток необходимо сжечь, чтобы заработать проходной балл.

Для детей и подростков, метящих куда-нибудь повыше «не ПТУ, а колледжей», государственные экзамены — это всегда стресс. И казалось бы, руководство школ должно позаботиться о том, чтобы дети и знаниями блеснули, и сожгли на этом мероприятии как можно меньше нервных клеток, но происходит всё с точностью до наоборот. Правила становятся жёстче, задания — сложнее, а контролю, которому подвергаются выпускники, позавидовал бы любой начальник тюрьмы. И с каждым годом апогей безумия только набирает обороты. Еще каких-то 12 лет назад ЕГЭ и ГИА были экспериментом — сдавая его, школьник понимал, что, какое бы количество баллов он ни набрал, свою заслуженную тройку все равно получит. Прошли годы, и теперь происходящее напоминает не столько экзамен, сколько одну из серий «Чёрного зеркала».

Большой брат следит за тобой

Если бы пять лет назад кто-то сказал, что в 2019 году во время проведения экзаменов в каждой аудитории будут висеть камеры видеонаблюдения, то этого человека наверняка бы обозвали параноиком. Тем не менее прошло время, и сейчас практически каждая аудитория перед экзаменом оборудуется специальными средствами слежения и глушилками сотовой связи, а специальный штат доблестных наблюдателей (ну или крыс) в лучших традициях КГБ тщательно следит за тем, чтобы никто не списывал. Естественно, в таких условиях не обходится без самодурства. В сети полно отзывов учеников, которых удалили из аудитории за то, что они как-то подозрительно повернулись на пару градусов влево, задумчиво посмотрели в сторону соседа, поправили одежду или подняли лист с заданиями, сдутый ветром из открытого окна (камеры ведь важнее кондиционеров, правда?). Не хочешь, чтобы тебя выгнали, — сиди три с половиной часа в одной позе, смотри только в область бланка и дыши ровно. Ах да, старайся не волноваться и хорошенько думай над своими ответами.

Обыск без свидания

Но до того как тебя удалят из аудитории по подозрению в мошенничестве, в неё нужно ещё попасть. И тут тоже не обойтись без сюрпризов. На входе нужно пройти через рамки металлоискателя, а затем, если рожа у тебя хитрая, — ещё и досмотр «надзирателей». Если найдут что-то запрещённое, то обязательно изымут. А запрещёнкой считается все, что вызывает подозрение: помимо мобильных телефонов, смарт-часов и подобных гаджетов, могут изъять ручки, бутылки с водой, линейки и даже ластики — особенно если выглядит всё это как-то необычно. По закону, обыск осуществляется только сотрудниками правоохранительных органов, только в отделении полиции, с составлением протокола и привлечением двух понятых, а в случае с несовершеннолетними — ещё и в присутствии родителей. Но всем, естественно, наплевать. Детей просят в добровольно-принудительном порядке вывернуть карманы и предъявить все содержимое. Отказ не принимается. В сети даже появилась информация о том, что школьницам Забайкальского края заглядывали под юбки в поисках шпаргалок. Правда, эту информацию в ходе проверки Минобразования опровергли. По словам члена экзаменационной комиссии Вячеслава Сушкова, никого досмотра учеников не было, однако он подтвердил факт того, что учащихся просили снять брючные ремни и выложить из карманов вещи, на которые может сработать металлоискатель. Насколько этому можно доверять, пока не ясно. Но, как говорится, нет дыма без огня.

Видеть то, что скрыто

И это только начало. В школе города Заречный Пензенской области на время проведения ЕГЭ в туалетах сняли двери и следили, как выпускники справляют нужду. После того как школьники стали жаловаться на это откровенное вмешательство в столь интимные моменты жизни, руководство учреждения объявило, что это была вынужденная мера: якобы просто не успели закончить ремонт до экзаменов. «В некоторых кабинках отсутствовали двери и было принято решение убрать все, чтобы выпускники находились в равных условиях», — процитировала слова администрации пожаловавшаяся школьница. Действительно, вместо того чтобы поставить двери, проще их снять и поставить камеры с металлоискателями.

Мы за ценой не постоим

Каждый ребёнок в нашей стране имеет конституционное право на бесплатное образование, но ГИА и ЕГЭ становятся для многих родителей настоящим финансовым кошмаром. Жительница Омска, мать двоих детей, сдававших экзамены в этом году, рассказала на своей странице в Фейсбуке о том, что учеников буквально заставляли сдавать деньги на так называемые «пробники», мотивируя это тем, что работы нужно кому-то проверять, а в нагрузку, да ещё и бесплатно, этого делать никто не будет. Помимо этого, родителям учеников настоятельно советовали брать дополнительные занятия у репетиторов. В среднем ценник таких занятий составляет от 1000 до 1500 рублей за полтора часа. Те ученики, семьи которых финансово не вывозили репетиторов, подвергались психологическому прессингу: им аккуратно внушали мысль, что они должны отстоять честь школы, а в противном случае их ждёт учёба в «слабеньком» вузе (или колледже) и работа за копейки. Очевидно, руководство школ больше волнуют рейтинги, чем психологическое состояние детей и реальные знания. Такова цена нервных клеток ребёнка.

Сдать ЕГЭ и умереть

Детей ставят в условия, в которых даже у взрослых, состоявшихся людей начали бы сдавать нервы. По данным портала «Известия» со ссылкой на результаты опроса среди родителей учащихся «Дети Мail.ru», 73% школьников испытывают стресс в период экзаменов, а 22% принимают препараты для борьбы с нервным напряжением. Давление настолько велико, что у некоторых подростков появляются суицидальные настроения. Дети и так часто придают слишком большое значение тому или иному событию, а тут ещё и родители с учителями давят и нагоняют панику. Вот нервы и не выдерживают.

Зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Вторыгина намерена разработать законопроект о психологической поддержке школьников, сдающих экзамены. Причиной этому послужила трагедия, произошедшая на территории школы №38 в городе Чебоксары, где школьница умерла через час после начала экзамена. По данным местных СМИ, она страдала врожденным пороком сердца. Медицинские работники экстренно пытались привести её в чувство, но их попытки не увенчались успехом. Как выяснилось позднее, девочка была инвалидом с детства и большую часть времени проводила на домашнем обучении. Те же СМИ утверждают, что организаторы экзамена рекомендовали ученице и её родителям отказаться от участия в экзамене, но школьница настояла на сдаче, переживая за своё будущее.

Можно бесконечно спорить об эффективности ЕГЭ и ГИА как неких универсальных измерителей знаний, однако очевидно одно: система явно несовершенна и требует серьёзных доработок.

Комментарии
Загрузить еще