Мнения

Нужно никому не верить, читать книги и отпустить девушек

Артем Липатов Артем Липатов
Артем Липатов имеет неудобный взгляд на происходящее в стране. Под его прицелом — арт-группа, Путин и девочки за решеткой.

Я, извините, начну с ряда вопросов по текущим событиям.

Это мне одному кажется, что любить Путина и не любить Путина — одно и то же?

Это я один так наивен, чтобы считать, что история с фильмом режиссера Грязева про арт-группу, название которой нельзя произносить, есть лишь очередной циничный элемент пиара?

Это меня одного смешит стремление всех и вся поднять поющих феминисток на знамя оппозиционного движения?

Ну, коли одного, давайте разберемся.

По первому вопросу я и говорить долго не стану: ежу очевидно (вон он, протопал по садику, недовольный, как всегда), что Путин — это не человек, а функция, устойчивая, впрочем, и навязчивая, что галлюцинация, но не русская народная, как Петр Николаевич Мамонов, а понятно какая. И понятно, что в течение ближайших лет восьми ничего с ней не сделаешь законным путем, а незаконных путей мы не ищем. Но как можно любить функцию — совершенно непонятно. Или не любить. Вокруг гораздо больше настоящих людей, на которых можно направить свои эмоции с куда большим эффектом от процесса — как в ту, так и в другую сторону.

Вопрос номер два сложней, но мы разберемся с ним довольно быстро. Поскольку упомянутая арт-группа известна прежде всего своим донельзя циничным отношением к морали и нравственности, а также устоявшимся порядкам. Мы тут все циничные, целочек не строим, как известно, в магазах тырим временами даже — но мы не возводим свои поступки в рамки акционизма и тем паче — искусства. Что такое сегодня искусство — это вопрос двенадцатый, да и не разобраться нам в нем без поллитры и экспертов (а те наврут — недорого возьмут), но люди, вишь, сделали своим образом жизни провокации, воровство и жестикуляцию (причем, что скрывать, несколько жестов получились удачными), а то, что под всем этим имеется платформа типа «это искусство», уже неважно. И от любого их поступка и заявления можно ждать двойного дна и покрышки. Так что и слова режиссера фильма «Завтра», и ответка арт-группымогут быть правдой, а могут и враньем, и нам никогда не узнать, чем на самом деле одно отличается от другого. Посему предлагаю эту тему оставить просто в стороне, ибо, как говорит временами один мой знакомый букеровский лауреат, «в жизни моей и без того много печали».

Номер три. Тут все коротко и просто, поскольку есть абсолютно прямые указания на связь панк-феминизма с упомянутой арт-группой, пусть и разошлись они, как говорится, не по-хорошему — но методика схожа. Так что выводы тут ровно те же, кроме одного, самого важного: как бы там ни было, сидеть в тюрьме девушкам негоже. Девушкам, а не активисткам и участницам, что бы там Майк Паттон себе не думал. К девушкам, в общем, вопросов нет, а к активисткам — есть. Но мы о девушках. Их надо освободить. Точка.

Вот, собственно, и все по текущей ситуации. Оставим в стороне суп без топора, что зовется у нас оппозицией, часы с отражением или без, повышение тарифов, поскольку понятно, что здесь не какая-нибудь Европа и из-за нескольких лишних рублей в месяц на улицу никто с лозунгами не выйдет (а стоило бы, потому что рупчик к рупчику — и сотня будет, а там и вторая). Я только одно хочу сказать.

Есть сборник рассказов одного популярного писателя, там много написано о нашей с вами Родине, пусть и в художественном виде, образно, не напрямую. Он, сборник этот, вышел аж тремя изданиями, и четвертым — в виде аудиокниги. Я тут его перечитал днями — и понял, что я все про это и так знаю, и не очень он литературно убедителен, но все равно, когда читаешь эти рассказы подряд, становится как-то нехорошо. Читайте его, если вам что-то неясно в этой жизни. Кстати, автор, говорят, преуспевает и никто за ним не гоняется с собаками и прокуратурой. Вот же, понимаешь, парадокс.

Да, и напоследок: девушек-то отпустите. Ни за что сидят ведь.

Комментарии
Загрузить еще