Мнения

СРОК амбиций

Григорий Константинопольский Григорий Константинопольский
Константинопольский пытается разобраться в собственных ощущениях после просмотра фильма «СРОК». Ощущения неоднозначные.

Неделю назад посмотрел документальный фильм «Срок».Авторы —Пивоваров, Костомаров, Расторгуев. Не отпускает фильм— заставляет к себе возвращаться и думать.

Мое первое впечатление от него— сразу вспомнил стихи Пушкина:

Но дружбы нет и той меж нами.

Все предрассудки истребя,

Мы почитаем всех нулями,

А единицами — себя.


Мы все глядим в Наполеоны;

Двуногих тварей миллионы

Для нас орудие одно…

Фильм смонтирован из документальных кадров, снятых о самых ярких и активных героях оппозиции как раз в разгар известных событий. Но ни чутьне меньше фильм говорит нам и о самих авторах картины. Так всегда бывает: вот ты сделал кино, и невозможно спрятаться в нем за декорации, костюмы спецэфекты и актеров – ты весь, как на ладони, виден в своем фильме, кто ты, про что ты и зачем ты.

Про фильм многое неизвестно (мне). Почему в нем нет, например, ничего об интеллигенции: Быков, Парфенов, Акунин? Ведь они были не менее активными и важными участниками техсобытий. Они сами отказались и не захотели быть со-героями, или авторы посчитали их недостаточно интересными персонажами?Хм… странно. Что же я здесь наблюдаю?

Начну с побед.Вот Илья Пономорев хоть и показан коротко, но вполне исчерпывающе: устал он (в свои 37) по площадям бегать! Ага! Хочет уже спокойно поработать на благо Родины. В тиши начальственных кабинетов. Для этого ему надо лишь за ноги подвесить всех прошлых начальников, чтоб не повадно было… управлять без него. Без Ильи… Понимаю! А вот Удальцов! Вышел в фильме как-то совсемневнятно и боком — совсем не интересен он авторам. Яшинвышел каким-то легкомысленным, романтическим юношей, мальчишкой (классический студент). Зато амурная линия Собчак–Яшин в фильме чуть ли не национального масштаба. Это тоже многое говорит об авторах. Или они считают эту линиюключевой для понимания прошедших событий?

Мы видим в картине только лидеровмирной протестнойреволюции (Удальцов и Белов явно здесь чужие),здесь только вожди креативного класса, которые понимают эту самую революцию какVIP-вечеринкуи приятный пикник. Есть эпизоды просто гениальные: когда Собчак попадает в автозак, она с улыбкой произносит сакраментальную фразу: «А я думала, что здесь VIP-автозак будет, а оказалось — вместе с народом!»

Понятно, она шутит (но в каждой шутке — лишь доля шутки, остальное, как известно, правда). Понятно даже, что возможно эта фраза вырвана из общего контекста. Однако впечатление создается, конечно, колоссальное! А уж встреча дочери и матери сразу после обыска (может, и не сразу это было на самом деле, но по фильму смонтировано как-будто там же тогда же) – это вообще триумф русской сцены!

Вот что мать и дочь делают, когда встречаются после экстраординарной стрессовой ситуации?

Бросаются друг другу в объятия? Да! Тут же у меня, как у благодарного зрителя наворачивается слеза. А дальше? А дальше Нарусова достает из сумки шкалу образцов цвета, и они начинают выбирать плитку (очевидно для идущего ремонта)! Почему? Почему именно сейчас? Воля-тюрьма-обыск – а ремонт ждать не будет? Или это закон всех креативных блондинок – в любой непонятной ситуации — выбирай кухонную плитку? Или, может быть, никто из них всерьез не относится к этому задержанию и допросу. Почему? Или это все же просто так смонтировано? Намеренно? Для чего?

Много вопросов, ответы на которые авторы фильма предлагают нам дать самостоятельно, основываясь лишь на эпизодах — характеристиках этих героев безо всяких комментариев за кадром.

Pussy Riot и Верзилов — вообще черти и вертлявые бесы, озабоченные лишь карьерой. Единственная пострадавшая среди них — дочь Толокно, маленькая Ге . С какой тоской она показывает на фото с разноцветными балаклавами и печально, с детской болью, говорит: «Где-то там моя мама!»

Да, персонажи фильма, и правда дают поводы для иронии и сарказмаего авторам

Но и отношение самих авторов к этимгероям и ситуации с протестом вообще, мягко говоря, не объективно и больно один к одному подобранно. Так, в сцене встречи Навального в Москве на ж/д вокзале после его чудесного освобождения по делу Кировлеса, авторы показывают всех встречающих в образе одной юродивой – мол, вот они — протестующие и поклонники Навального, это лишь сумасшедшие… Воющий, на финальных титрах голос Кашина за кадром: «Все идет по плану!» Ну фрики и придурки в чистом виде?..

«Это больные люди!», — как скажет про протестующихартист Евгений Мироновна церемонии Ника… Но это конечно, мягко говоря, совсем не справедливо и даже мерзко по отношению к простым людям. Что мелкое и подлое двигало авторами, когда они делали эту милую монтажную подтасовочку? Возможно, обида за то, что их герои относились к ним самим, как к обслуживающему персоналу, а они то сами, конечно, так не думают… О! они — большие художники, и сами наполеоны и единицы, инженеры человеческих душ..

И есть еще один из героев в этой картине – герой, которого никто не обсуждает (вернее, обсуждает, как бы поневоле )А он-то, этот герой,как раз, и есть главный. Это — народ

Ох,какой народ в этой картине, ребята, – это песня. Он — народ случайно попавший в камеру, робкий — растерянный, улыбающийся, ничего толком не понимающий, с восторгом-испугом-оторопью глядящий на своих лидеров и кумиров…. Всегда готовый к услугам. Всегда открытый к радостным объятиям, безо всяких обид и амбиций и всегда безмолвствующий (скандирующий чужие лозунги)… В контексте фильма герои вспоминают о нем всегда как-бы по необходимости, с легкой досадой: вот,мол, все как — и этот народ еще тут… А вокруг сумятица и неразбериха… В общем,тут отношения с народом у героев не особо складываются. А авторам он вообще не интересен: ну только разве что для яркого пятна – массовки или декорации – для удачной монтажной склейки.

Особенно западают эпизоды с Навальным, который сидит перед выступлением на митинге, на сцене, как настоящий Наполеон пред горящей Москвою (даже не как Наполеон, а скорее как генерал Хлудов из фильма “Бег” – сидит на бочке и глядит на поезд) и отгоняет от себя прочь назойливых журналистов. Тысячи глаз устремлены на него из толпы, а он весь в своих тяжелых думах об ответственности за страну — никого не видит вокруг…. А эпизод, когда Навальный ведет часть толпы в одну сторону, Удальцов в другую, они созваниваются и Навальный пеняет Удальцову на то, что надо действовать слаженней, а кто то из толпы не без иронии замечает: «Ты веди нас, Алексей. Только не 40 лет..», намекая на сакральную роль Алексея в происходящем.

Отношения с народом у героев в фильме, увы, все те же классические

«Страшно далеки они» от него, поскольку (по фильму) героиискренне считают, что народ – это лишь «Бирюлево с вилами», и, главное, его не возбуждать чрезмерно. Потому что Кремль еще ладно… Но «после Кремля, будет Рублевка», а этого допустить нельзя ни в коем случае, ибо тогда конец земли русской…

Причем самому Навальному, вроде как, плевать на сытую Рублевку (по жизни), где как раз и живет,собственно, большинство его оппонентов. Но мнение это про сверхценность Рублевки, высказанное в фильме Собчак, вроде как, и ему тоже приписывается авторами до кучи. И видим мы, по ходу фильма, чторасслабился Навальный среди верных соратников – почувствовали они себя уже хозяевами «полмира». Это для них уже вроде как шахматная партия, а не роковая схватка, игра, которая непременно, неминуемо приведет их, блестящих молодых людей, к легкой победе над дряхлым кровавым режимом… И они уже прибывают в некой эйфории и самоупоении, окруженные и прославляемые свободными прогрессивными СМИ… И по этому эти ребята могут, на полном сэ, в разгар мирной революции, когда вдруг выяснилось, что верхи растерялись иоднозначно не могут, а низы уже больше не хотят, и власть, как минимум готова на серьезнейшие уступки,так вот в самый этот удивительный момент, по случаю совпавший с новым годом,они (лидеры эти) могут преспокойно свернуть все протестные мероприятия и отправиться с семьями на новогодние каникулы в жаркие страны(!!!) как добропорядочные буржуа…

В фильме,к сожалению, не указанно, каким образом среди лидеров оппозиции вдруг оказалась Ксения Собчак? Ведь все же хорошо помнят, что она еще вчера являлась одним из самых ярких символов путинской России нулевых и всего путинского-успешного! И вдруг она уже в центре протестной команды и ее активнейший участник. Возможно, авторы фильма не без явного сарказма намекают нам на то, что лидеры привели Ксению в свои ряды, похоже, лишь на том основании, что у нее роман с одним из них, а посему онався стремительно переродилась. Ивообще они – красивая пара! А это — белый и пушистый пиар. Тем самым подтверждая мое давнишнее наблюдение о том, что в России вообще не существует такого понятия, как репутация —несмотря ни на что, с тобой будут сотрудничать, если это сегодня выгодно.

С другой стороны, Ксениявеласебя всю дорогу вполне убедительно – ведь поначалу ее пребывания врядах оппозиции, в народедаже циркулировало настойчивое убеждение, что она чуть ли не засланный кремлевский казачок (Кашин —так тот публично высказывался на эту тему); Однако люди все же ей поверили всей душой. Особенно когдау Ксении Анатольевны во время внезапного обыска была изъята крупная сумма денег.

Надо отдать и ей должное – в фильме Ксения (практически главная героиня) почти единственная, кто здраво оценивает и ситуацию в целом и, порой завиральные, идеи окружающих соратников– уж в чем в чем, а в трезвой оценке действительности и расчетливом уме ей не откажешь…. Вот ведь как все в нашей жизни переплетено и лихо закручено!…

В общем, в фильме полно натяжек и передергивания фактов, ихотя авторыи показывают Навального (например) достойным и по-настоящему деятельным персонажем, но при этомсовершенно нет никаких акцентов, насколько это было физически опасно и для него, и для остальных участников— открыто выступить с протестом.

Как-то позабылось у них, что к этому протесту поначалу были готовы единицы…

В фильме это подано (намеренно или нет – не знаю), как веселая игра “Зарница”! Видимо для авторов эта опасность — так -пустячок, милое приключение, и само собой разумеющееся обстоятельство… Что это? Месть? За что мстят своим героям авторы фильма???

Фильм, конечно, мягко говоря, холодноватый – там же были очевидно горы и тонны отснятого материала – но у авторов никакого сочувствия к героям – только любопытство со скальпелем (камерой) в руке. А ведь многие из героев, почти все — серьезно пострадали в результате тех событий – и возможно самые серьезные проблемы у них еще впереди (надо признать, что из всех — одна Собчак единственная, кто кажется ничего не потерял, не пострадал, а даже умудрился приобрести — воистину она великолепна в своем умении жить!

В общем, неоднозначный фильм, неоднозначный!

Не думаю, что это чей-токоварный заказ.. Не думаю, что и принципиальная позиция авторов, которые на самом деле были типа против протеста и оппозиции: те, кто попал тогда в эпицентр вихря – все были по целям единомышленники. Скорее обида. На что — я не знаю, но она в фильме чувствуется. Обида за обманутые ожидания и надежды, за инфантильность и легкомыслие героев? За самолюбование? За, порой пустую, болтовню? Возможно…

«Вот так мы все и пр@ебем с такой оппозицией», — разочарованно заявляет Собчак в картине, как бы уже дистанцируясь от движухи. И слова ее звучат пророчески…

Я так подробно все оцениваю и размышляю об этом фильме, поскольку изначально он был подан всеми участниками протеста и многимиСМИ как чуть ли не хроника этого протеста, его летопись… Хм… Интересно… И что же я вижу? В этом фильме, вроде бы, нарочито отсутствуют авторские комментарии – одна беспощадная и объективная камера. Такая игра: правда и ничего кроме правды… Но это лишь только игра в объективность. На самом деле и отбор отснятого материала и последующий монтаж фильма – это и есть самая субъективная оценка его создателей. Авторский взгляд, так сказать. В общем, наверное, не случайно вспомнился мне Пушкин после просмотра: «Мы все глядим в Наполеоны». Этотфильм получился про амбиции. Амбиции непременного успеха – такой синдром нулевых… Амбиции лидеров, амбиции авторов… И как обратная сторона этих амбиций – существование власти, где-то там, высоко, среди стерхов, в запредельном безвоздушном пространстве — власть парит в окружении кортежа над пустой Москвой… И ей рукоплещет безликая толпа придворных…

Кругом одни амбиции…

И в пушкинской строчке :«Мы все глядим в Наполеоны», ключевыми словами для нас здесь являются «мы все». Остается, правда, вопрос: даже в фильме существует общее ощущение, что вся эта история с протестом 11–12-го годов, она, вроде как, задумывалась изначально про благо России? Про честность, про справедливость, про свободу инадежду? Каждому из нас самому решать, про что это все было на самом деле. А в фильме вышло про амбиции. У автороввышло так… Можно сказать, что они хотели не про это, про другое… Но опыт подсказывает: про что получилось, про то и хотели, и я глубоко уверен, о чем бы ты не снимал свой фильм — в конечном счете ты сделаешь его о себе.

Григорий Константинопольский в twitter:twitter.com/GKonstantinopolиFacebookhttps://www.facebook.com/gregory.konstantinopolsky

Комментарии
Загрузить еще