Мнения

Тётка или Русская Венера? Про наших женщин и их загадки

Алина Исаева Алина Исаева
Особенности национальной красоты, или зачем русские бабушки красят волосы в оранжевый.

Русская женщина — создание удивительное. Как начитаешься в интернете дифирамб про ненаглядную красоту, русую косу, про иностранок, которые проигрывают нашим мариваннам по всем фронтам — от кухонного до карьерного (а те еще и подмыхи не бреют, вот жуть), — и думаешь, вне зависимости от своей гендерной принадлежности: блин, что-то в этом есть. А потом выходишь на улицу и видишь в супермаркете стокилограммовую Галю с поплывшим татуажем бровей, которая пикает на кассе твои макароны, и уверенность в «уникальности русской женщины» как-то пошатывается. Разбираем сложный экзистенциальный вопрос: загадка русской женщины.

Женщина, вы за кем?

Исследование фенотипа русской женщины и ее загадок мы начнем с интересной истории. В англоязычных странах принято обращаться к дамам или, следуя патриархальному паттерну, в зависимости от наличия штампа в паспорте: мисс и миссис соответственно, — или нейтрально-уважительно: мэм. И это выглядит чертовски логично. В России до революции такая система тоже существовала: французское «мадемуазель», трепетное «барышня», почтительное «госпожа». А теперь попробуй представить это в реалиях 21 века: сегодня «барышня» звучит скорее саркастично, а на слове «госпожа» появился налет пошлости. Как обращаются к женщинам в России? Оценивая по возрасту. Мужчинам в этом плане повезло чуть больше: хорошо сохранившись, он лет этак до тридцати пяти будет «молодой человек». Но девушка, задув 27 свечек на именинном торте, может внезапно, сидя в очереди в поликлинике, услышать: «Женщина, вы за кем?»

Звание «женщина» выдается как паспорт в 45 — бессрочно. «Женщина» в России — это и молодая мать-фрилансер, и бизнесвумен, и пенсионерка. Кроме того, есть интересная особенность. По некоторым причинам обращение «женщина» считается более оскорбительным, нежели «девушка». Продавец в ювелирном магазине с любезной улыбкой назовет моложавую клиентку в возрасте за сорок «девушкой». Раздраженная пассажирка в автобусе бросит резкое: «Женщина, не толкайтесь».

Мало кто об этом задумывается, но само явление необычно и заслуживает внимания по ряду причин. Как ни крути, все мы стареем — это неизбежно. И нет ни одного человека, который бы посмотрел в зеркало и сказал: ууу, скорей бы морщины. Но в России «женщина» — обращение, которое напрямую напоминает даме о ее возрасте. Агрессивное, неприятное, граничащее с откровенно хамским понятием «тетка», при упоминании которого отчетливо проявляется булгаковский образ плюс-сайз буфетчицы с химзавивкой, красными ногтями и выражением ненависти ко всему живому на отечном лице. Никто не хочет ассоциировать себя с таким персонажем, и наша культура побуждает русских девушек подсознательно бояться своего возраста и того, что однажды ее окликнут на улице: «Женщина!»

Эмансипация: russian edition

Отчасти это объясняет то, с каким тщанием русские леди следят за своей внешностью. Тебе наверняка случалось читать шутки в стиле «приезжаю во Францию, вижу у Эйфелевой башни классическую парижанку: лабутены, пальто от Шанель, каре, — иду мимо и слышу от нее на чистом рязанском: «Твою ж, колготки поехали». На самом деле, в этом плане наши соотечественницы действительно выделяются, даже по словам иностранок: в многочисленных интервью они отмечают, насколько хорошо россиянки разбираются в уходе за кожей, искусстве макияжа и умении произвести впечатление.

Русская красавица любого возраста и социального положения стремится продемонстрировать миру, как она хороша. Тут можно было бы закричать: ага, шовинистские стандарты патриархального мира! Отнюдь. Это не про Русскую Венеру. Разберемся почему.

Это одна из загадок менталитета — в нашей стране женщина исторически не чувствует чего-то оскорбительного и унизительного в желании понравиться. Потому и не приживаются у нас тренды с небритыми ногами и отсутствием макияжа. Наша женщина полна противоречий. Сегодня она не менее независима и сильна, чем ее сестра из-за океана: она становится успешной, ценит свою личную безопасность, свободу выбора и профессии, и она никому не позволит на это посягнуть. И при этом вот парадокс: она не желает отказываться от предписанного «мужским» укладом мироустройства образа: вся эта подчеркнутая женственность, юбки, декольте и локоны. Ну нравится ей. Ей так комфортно. Можно ли осуждать ее? Едва ли.

Даже пожилые женщины в России стремятся следить за собой. Тебе наверняка встречались старушки с розовыми или оранжевыми волосами. Смешно? Нет, они не приходят в магазин со словами: «Мне, пожалуйста, оттенок «термоядерный баклажан». Просто у них нет денег на дорогое салонное окрашивание. Они покупают самую дешевую краску, которая плохо ложится на их седину и быстро вымывается, оставляя вместо желанного каштана клоунскую рыжину. Им по восемьдесят — но они хотят быть красивыми и делают все для этого. Трясущимися руками рисуют по утрам стрелки на сморщенных веках, надевают потемневшие от времени серьги с рубинчиками — трогательные остатки отцветшей молодости. Над ними нельзя смеяться.

Женщина в России всегда тащила на себе слишком много, так сложилось исторически. Любому человеку груз ответственности не добавляет ни здоровья, ни, соответственно, красоты. У нее слишком много проблем: на работе, в кругу друзей и подруг, дома. И при этом она, в поисках вечного баланса в этом зыбучем песке, остается неизменно, экзистенциально прекрасной — в любом возрасте, в кофте из люрекса или в платье от GUCCI.

Знаешь что? Забудь отвратительное слово «тётка».

Комментарии
Загрузить еще