Просвещение

Как Серсея: история позорящих наказаний для женщин на Руси

Алина Исаева Алина Исаева
Садизм и жестокость на Руси — продолжаем изучать и ужасаться.

История человечества как ночь в Вестеросе: темна и полна ужасов. Люди во все времена любили издеваться друг над другом — жертвоприношения, пытки, казни и прочие способы глумления над ближними доставляли толпе мрачное, садистское наслаждение. Особенно интересно им было издеваться над угнетенными и бесправными, которые не могут постоять за себя и дать сдачи. Больше всего доставалось женщинам, участь которых в патриархальном мире была предопределена с рождения. Позорящие наказания для женщин стали частью национальных традиций.

Половой жизнью жили, живете?

Социальная жизнь женщины на Руси очень долгое время ограничивалась ролью хозяйки, жены и матери, поэтому обряду выдачи девицы замуж придавали ну очень раздутое значение — ничего важнее в ее жизни произойти уже не могло. Однако и это событие не было радостным для женщины. Верится с трудом? Ну а как тебе тот факт, что на традиционном «‎девичнике» перед свадьбой невеста собиралась с подругами — но не для того, чтобы бухнуть винца, а чтобы поплакать. Особенно зажиточные родители приглашали на эту вписку специальную женщину-тамаду, «‎вытницу» — для создания атмосферы она пела грустные песни, помогая девушкам настроиться на депрессивный лад. Русская свадьба напоминала сюр, в котором все идет по четко прописанному, но максимально абсурдному сценарию. Традиции — они такие. При этом все с нетерпением ждали важнейшего момента: когда невесту проверят на «‎чистоту» в первую брачную ночь. Сам по себе обряд максимально унизительный для девушки, особенно если учесть некоторые особенности физиологии, при которых девственная плева может и вовсе отсутствовать, а может и не порваться при первом сексе. Как бы там ни было, если на простыне не обнаруживалось кровавое пятно, то девицу и ее родственников ожидали позорные наказания.

Хомут, порка и соленая каша

Наказание за добрачную утрату невинности в разных уголках России отличалось. Но всегда ему были присущи зрелищность и садистский символизм. Право унижать невесту и ее родственников обычно предоставлялось родне жениха. В Киевской губернии «‎нечистая» невеста должна была во время застолья подползти на четвереньках к тому месту, где сидит мать будущего мужа, забраться под стол и выглядывать из-под него. При этом свекровь била девушку по лицу всякий раз, когда голова показывалась из-под скатерти, — и это продолжалось до тех пор, пока жених не разрешит прекратить унижения и позволит невесте подняться и занять свое место рядом с ним. В этнографических записках «‎просвещенного» 19-ого века описано также прилюдное избиение невесты розгами.

Часто за «‎бесчестие» новобрачной несли ответственность родители или сваха. Они могли отделаться легко — прилюдным исполнением неприличных песен, надетыми на шею венками из соломы или поеданием соленой каши. Но в некоторых случаях доставалось по полной программе: мать невесты запрягали в борону и водили по всей деревне, как скот. Опять же — страдали женщины. Отцу доставалось намного реже и меньше.

Для наказания невесты часто использовался лошадиный хомут — его надевали на шею девушки, и в таком виде выводили ее «‎на позор» под всеобщие неодобрительные крики. Хомут символизировал вульву из-за своей схожести по форме с женскими половыми губами. Иногда его вымазывали в смоле, грязи или фекалиях. Девушке могли при этом распустить волосы и оголить ноги — для еще большего унижения. Процесс был метафорой опущения невесты до животного, которое не может контролировать свои страсти. Доказывать свою невиновность было бессмысленно: в ситуации никто не разбирался, в этом вопросе существовала презумпция виновности женщины.

В Поволжье за отсутствие девственности невесты расплачивалась сваха: там существовала дикая традиция под названием «‎паренье». Женщину, ответственную за сватовство, клали на лавку, задирали подол юбки, обнажая ягодицы, и хлестали банным веником. Если свадьбу справляли зимой, то при этом растирали кожу снегом.

С участием церкви

Церковники охотно принимали участие в унижениях невест. Существовала особо унизительная форма наказания с сажанием на цепь, примотанную к церковной двери. Все проходящие мимо люди плевали невесте под ноги и насмехались над ней, осыпая ругательствами. А в случае если девушка перед венчанием сама приходила покаяться в содеянном, то ей предполагалось прочесть очистительную молитву и совершить особую епитимью: проползти всю церковь по кругу на коленях трижды. Можно ли представить, как подобным унижениям подвергается мужчина, лишившийся девственности до брака?

Для замужних

Супружеская измена для женщины считалась куда более тяжким грехом, нежели утрата девственности до брака. Любопытно отметить, что себя мужчины избавили от необходимости нести наказание за адюльтер — достаточно было покаяться в церкви. А над женщинами же издевались безо всякой пощады. Чаще всего даже вины на них не было: жен часто обвиняли в измене только для того, чтобы расторгнуть брак (это был один из немногих доступных способов прекратить отношения), либо же с целью шантажа. Блуд замужней женщины или вдовы считался абсолютно непростительным.

Женщину, уличенную в измене, подвергали публичному унижению разными способами. Самая «‎легкая» форма наказания — позорный столб, к которому ее привязывали или приковывали на несколько дней. Иногда устраивали жуткую процессию в стиле «‎Игры престолов»: виновницу раздевали догола, водружали ей на голову венок из «будяков» — репейника — и водили по деревне толпой, в сопровождении музыкантов, распевающих срамные песни. По пути женщину били, кричали в ее адрес ругательства, обливали помоями, бросали в нее песок и камни, заставляли танцевать. В процессии принимали участие и дети, которые охотно приобщались к этому акту садизма.

Дальше всех в этом мракобесии ушли казаки. Традиции этого сословия отличались особой жестокостью по отношению к замужним женщинам: убийство супруги, уличенной в измене, не считалось наказуемым деянием.

«За продерзости, чужеложество и за иные вины, связав руки и ноги, и насыпавши за рубашку полные пазухи песку, и зашивши оную или с камнем навязавши, в воду метали и топили за несоблюдение честности».

Этнографы 19-ого века описывают и другие случаи насилия в отношении замужних женщин. Орудиями издевательств становились ремни и нагайки: мужья избивали неверных жен, подвесив их за волосы к потолочной балке или «‎к переводине на дворе собственного дома». Иногда женщин за волосы привязывали к оглобле телег или к лошадиным хвостам и в таком виде провозили по деревне, при этом избивая. В газете «‎Пензенские губернские ведомости» в 1880 году описали подобный случай:

«‎Один казак, заподозрив в измене свою жену, привязал ее косами к оглобле и с этой несчастной пристяжной проехал во всю прыть до соседнего форпоста”.

Еще одним варварским наказанием у южнорусских казаков было привязывание жены на могильном кресте. Подолы юбок завязывались над головой женщины — ноги и гениталии оставались обнаженными. В таком виде она проводила на кладбище ночь. Другой вариант этого наказания — прокурчивание в таком виде на мельничном крыле. На такое унижение собиралась посмотреть вся округа.

Многие читают подобные материалы не ради рефлексии нашего прошлого — а просто для забавы, чтобы пощекотать нервы. Мало кто пройдет мимо заголовка со словами «‎пытки», «‎казни», «‎унижения». Никогда не задумывался почему? Все это — темные отголоски той самой изуверской страсти к насилию и издевательствам, которая столько лет просачивалась сквозь показной морализм и нравственность. Она передалась тебе по наследству, и с этим нужно научиться правильно жить. Вся эта ужасная, непростительная жестокость — часть истории, которую нам, современным людям, нужно вдумчиво проанализировать — и сделать верные выводы.

Загрузить еще