Гедонизм

Где тут смеяться? Как русский стендап стал главным комедийным жанром в стране

Антон Подрезов Антон Подрезов
Самый народный вид комедии в России.

В российском юморе было многое: люди, читающие с бумажки, анекдоты со сцены, комики, наряжающиеся в бабушек, и даже частушки. Сейчас это можно назвать смешным только по описанию. Теперь заставляют людей смеяться простые парни и девушки, которым не нужна поддержка телевидения или большие концертные залы. Им нужен только один микрофон.

Как мы начинали шутить

Сложно сказать, как в нашей стране появился стендап. Мы давно привыкли, что иностранные тренды приходят к нам на 5-10 лет позже, чем выстреливают на Западе. Но для американского зрителя стендап — это основная форма подачи юмористического материала. Если в нашей истории это выступления Хазанова и Жванецкого (которые тоже можно соотнести с этим искусством в какой-то степени), то у них был именно стендап в той форме, в которой мы видим его сейчас.

Со стендапом в России 21 века могли познакомиться не только задроты юмора, которые следят за иностранной комедией и интересуются выступлениями западных комиков. Ты мог узнать об этом жанре благодаря развитию интернета и появлению в сети классических выступлений Джорджа Карлина или, как это было у меня, выступления Эдди Мёрфи, которое называлось «Raw». Мне тогда трудно было поверить, что можно использовать такое количество мата на комедийном шоу с большим числом зрителей в зале, — людям, выросшим на КВН и других юмористических программах того времени, даже запиканные слова в первых выпусках Comedy Club казались чем-то невероятно наглым.

То, что делали со сцены наши эстрадные юмористы, было похоже на стендап формой, но никак не содержанием. Нельзя было соотнести Виктора Коклюшкина с Луи Си Кеем. Но в 2013 широкие массы наконец-то познакомились с жанром, когда на ТНТ запустили шоу Stand Up. И это был удар в самое сердце зрителя. Юмористическое телевидение занималось сменой поколения: шутки Comedy Club уже воспринимались как-то иначе, интернет ещё не мог восполнить пробелы качественным контентом, а КВН поедал и переваривал себя. И тут на фоне красных занавесок выходят по одному несколько вполне обычных людей из разных городов и говорят о своей жизни, делятся наблюдениями. Будто бы парень из твоей компании, который умеет и любит рассказывать истории, вышел на сцену и вещает уже на всю страну. И уже после нескольких первых выпусков Stand Up на ТНТ стало самым смешным шоу на российском телевидении.

Это смешно?

Удивительно, как быстро этот жанр стал таким популярным в стране. Хотя, казалось бы, людям, привыкшим к сценкам, зарисовкам и скетч-программам, должно быть скучно 10-15 минут смотреть выступление одного человека про то, как он пытается снять квартиру. Но тут сработали два фактора.

Первый — мы любим слушать и рассказывать истории. Охотничьи байки, сплетни о любовных похождениях, пересказ очередной пьянки — мы любим делиться такими вещами, даже если некоторые из них не на 100% правдивые. А тут парень со сцены рассказывает о том же, но более талантливо.

Второй фактор — мы любим смеяться, иронизировать над жизнью, но чаще над собой. Если бы не такой уровень самоиронии, какой у нас есть сейчас, неизвестно, чем бы это всё вокруг происходящее закончилось. Вот и российский стендап начинал с рассказов о своих неудачах, о том, что кто-то не может выйти замуж, о недостаточной привлекательности своего лица или о расистских стереотипах. Мы киваем и думаем: «Да, всё так и есть. Да, мне это знакомо».

А современный российский стендап лишь развил это всё. Потому что он больше не связан только со сценой из телевизора, где хоть и выступают обычные люди, но они-таки теперь звёзды и, соответственно, воспринимаются иначе. А то, что сейчас можно увидеть в интернете или на живых выступлениях, проще спроецировать на себя. Набравший в последнее время популярность такой вид стендапа, как «открытый микрофон», где на сцену может выйти любой желающий, позволяет и самому поделиться своими проблемами в форме юмора, и послушать совсем уж простые истории условных соседей и друзей. Стендап становится не просто юмористическим жанром, а средством донесения информации, возможностью для эмоциональной разрядки.

Ещё одной причиной возросшей популярности стендапа стало то, что он переехал в интернет. Если точнее: то, что было на телевидении, осталось на телевидении, а на интернет-платформах появились новые сообщества и новые имена, как, например, StandUp Club №1, который, помимо канала на Ютубе, имеет свой клуб, в котором проводятся живые выступления артистов. Таким образом, стендап не только стал доступнее и разнообразнее, но и отказался от доли цензуры, которая неизбежно будет присутствовать на телевидении. И подобную вседозволенность интернет-комики используют не как попавшую им в руки саблю анархии, размахивая ей над головой, а как инструмент, которым можно расширить свои юмористические границы и обогатить материал, сделать его более красноречивым и сатирическим.

Или не смешно?

Однако обилие материала, отсутствие цензуры и появление новых (или возвращение уже забытых) комиков не делает стендапы лучше автоматически. Просто теперь, чтобы найти что-то ценное, приходится пересмотреть многое из разряда 2 смешка на 15 минут. В какой-то момент начинаешь думать, что не так уж он хорош — этот новый стендап, потом находишь неплохое вступление, потом снова приходит мысль, что, может, редактура телевидения и их обойма авторов делают нечто более ограниченное, но смешное. А если ты придёшь на какой-нибудь открытый микрофон с надеждой встретить искромётного самородка, то велика вероятность, что ты будешь испытывать стыд за юного участника юмористического движения.

Возросшая популярность стендап-комиков позволяет им заниматься многими другими вещами: они дают концерты по стране, кто-то подрабатывает ведущим мероприятий, снимается в рекламе. Также создаются проекты, связанные со стендапом косвенно: импровизационные шоу, юмористические аналитические шоу и, естественно, подкасты. И если ты настоящий поклонник жанра и попытаешься найти новые материалы твоего любимого стендап-артиста, то может получиться так, что ты будешь ждать их несколько месяцев. Я не думаю, что это всё тормозит жанр, но на восприятие влияет.

Также популярность стендапа увеличивает количество людей, которые решили попробовать себя в этом и подготовить выступление в такой форме. Не всегда это получается смешно, но из-за того, что обычно эти персоны имеют под собой большую фан-базу, то выступления становятся популярными. В разное время со стендапом экспериментировали Данила Поперечный, Юрий Хованский, Евгений Баженов и Илья Мэддисон. Не все их материалы получится досмотреть до конца. Однако там миллионы просмотров. Поперечного вообще многие считают лучшим стендап-комиком в стране. Но человек со стороны, если посмотрит такие выступления, которые не всегда имеют что-то общее с юмором, может задать резонный вопрос: «И это ваш хвалёный стендап?» Он может быть разочарован.

Отдельной строкой хотел бы отметить одну особенность, которая раздражает не только меня лично. Постоянное использование заходов типа: «У вас было такое, что….», «Есть такое, что…» У вас было такое, что теперь ваши друзья начинают разговор такой же фразой? Есть такое, что после подобного начала шутки хочется выключить выступление?

Требуется король юмора

В 2016 году издание Variety сообщило, что Netflix заплатит американскому комику Крису Року 40 миллионов долларов за 2 живых выступления. Совершенно невероятные цифры! Для нас такая планка и вовсе недосягаема, заработки наших топовых стендап-комиков не сопоставимы с заработком их успешных американских коллег. Во многом это связано с тем, что, подобно Крису Року, многие продают свои выступления для стриминговых платформ. Такие люди, как Сара Сильверман, Дэниел Слосс и Кен Джонг, представлены на том же Netflix со своими выступлениями. Кто из наших артистов приблизился к вершине стендапа? Появление короля мы всё ещё ждём.

Комментарии
Загрузить еще