Гедонизм

Дауншифтинг по-славянски: как сбежать от собственного успеха

Алина Исаева Алина Исаева
Кто они: трусливые беглецы или герои нашего времени? Разбираемся в вопросах «‎опрощения».

Странный народ эти миллениалы. С одной стороны, славятся как поколение бизнесменов и трудоголиков, с другой — в любой момент готовы бросить все и уехать подальше от собственных достижений и проблем. Разбираемся в одном из самых странных явлений современности — дауншифтинг. Кто такие дауншифтеры, зачем они бегут от всего, что нажито непосильным трудом, и почему они правы.

Вниз по карьерной лестнице

Дауншифтинг с английского переводится как «‎замедление» или «‎ослабление». Дауншифтеры исповедуют философию «‎жизни для себя», отказываясь от потребительских ценностей и вечных крысиных бегов: карьера, деньги, успех, новые AirPods, кроссовки Balenсiaga. Они пытаются взглянуть на этот мир иначе, пересмотреть приоритеты и сделать выбор в пользу нематериального и, простите за пошлость, вечного.

Кто и почему присоединяется к течению дауншифтинга? Психологи сходятся во мнении, что это три группы людей: те, кто не справляется с психологическими давлением и нагрузками; те, кто устает от погони за излишествами и может себе позволить жить вдали от суеты (не бедствуя при этом); и, наконец, люди, взбунтовавшиеся против навязанных им аксиом и целей: займись сольфеджио, сдай ЕГЭ, стань юристом, найди работу, роди ребенка, мама лучше знает. У всех дауншифтеров разная мотивация, но одна цель: обрести спокойствие и независимость.

Наши соотечественники относятся к дауншифтингу скептически. Человек, который размышляет о подобном серьезно, мучается в нерешительности: не так-то просто пересесть с иглы потребительских ценностей на лицо независимой жизни. А реакция общественности и близкого окружения будет предсказуемой: мол, с жиру беснуешься, да в отпуск сходи — и все будет нормально… В итоге зачастую даже тот, кто уже предпринял довольно серьезный шаг, чтобы изменить свою жизнь, ломается под давлением окружающих и — с большой вероятностью — возвращается в естественный круговорот жизни Человека Офисного.

Считается, что в России явление дауншифтинга относительно новое — по понятным причинам, ведь в стране развитого социализма после трех смен на заводе было не до философских измышлений. Однако это заблуждение: история про осознанный отказ от потреблятства и фальшивых ценностей светского мира русскому человеку намного ближе, чем кажется.

Дауншифтинг от Толстого

Прямой русский синоним слова дауншифтинг — «‎опрощение». Идея опрощения лежит в основе одного из самых любимых занятий на Руси со времен князя Владимира — монашеского пострига. Отказ от мирского в пользу духовного — самая радикальная, концентрированная форма дауншифтинга, которая лучшим образом отражает его оголенную сущность: просветление превыше потребления, нематериальное превыше материального. Многие просвещенные люди из очень обеспеченных кругов предпочитали проводить свою старость в монашеской рясе — чтобы единственно доступным в те годы образом обрести столь необходимый душевный покой и умиротворение. Однако первым официальным и модным дауншифтером Российской Империи считается Лев Николаевич Толстой — знаменитый писатель, который в конце 1870-х годов, будучи зрелым и состоявшимся человеком, переживал серьезный экзистенциальный кризис, задаваясь неразрешимыми вопросами:

«Ну, хорошо, у тебя будет 6000 десятин в Самарской губернии, 300 голов лошадей — а потом?»

В результате он принял решение: чтобы достичь спокойствия и равновесия, нужно максимально сблизиться с крестьянским естеством, религией и философией. Толстой ходил босиком, носил просторную рубаху с длинным рукавом, фасон которой потом назвали в его честь «‎толстовкой», перестал есть мясо, отдал все состояние детям и супруге, отказался от авторских прав на свои произведения. Остаток жизни Лев Николаевич посвятил физическому труду, творчеству, просвещению крестьян и сложным отношениям с церковью. Высшее общество противоречиво отнеслось к причуде графа (мало что изменилось с тех пор — на дауншифтеров в России все еще косо смотрят), желающих повторить его опыт было немного, однако резонанс оказался весьма широк.

Со знаком «‎плюс» и со знаком «‎минус»

Стоит отметить, что русские дауншифтеры — это в первую очередь люди со своими недостатками и слабостями, и далеко не все, кто избирает путь дауншифтинга, — эталонные примеры уберменшей, сошедших со страниц мотивационных книг. Даже напротив: эта дорога слишком ухабиста, и выдерживают ее немногие. Гораздо чаще попадаются отталкивающие, нежели положительные примеры.

В России дауншифтинг бывает вынужденным: примером могут служить матери, которым пришлось отказаться от карьеры в пользу детей, перейти на фриланс, лишиться успешной работы и активной социальной жизни. Такое «‎опрощение» вряд ли приносит счастье и радость, поскольку материнство отнюдь не похоже на сказку.

Другие отталкивающие образы, приходящие на ум, — люди, которые избрали дорогу дауншифтинга как способ эскапизма. Это кидалты, которые оказались неспособны самостоятельно существовать и, как следствие, ведут паразитарный образ жизни под прикрытием философского. Этот психотип свойственен избалованным детям богатых бизнесменов, патологическим иждивенцам и прочим людям, которые предпочитают бегать от проблем, а не решать их. Такие дауншифтеры чаще всего избирают для себя не бочку Диогена, а теплицу: те, что побогаче, оседают где-нибудь на островах, а те, что победнее, довольствуются насиженным местом под юбкой у матери или на шее супруга/супруги.

Еще одна группа дауншифтеров в рубрике «‎как делать не надо» — это фанатики. У таких персон идея дауншифтинга сочетается с околорелигиозным или эзотерическим бредом: они строят «‎общины», держат своих детей на вегетарианских диетах, ходят босиком и устраивают сумасшедшие обряды с раздеванием. Становища этих «‎детей Солнца» располагаются возле природных памятников, где есть возможность подзаработать на наивности туристов: фото ауры, плетеные фенечки и разномастные «‎волшебные пирамиды». Мы, конечно, живем в 21-м веке, и в наше время приемлемо все, но только до тех пор, пока это не вредит окружающим. Иногда безобидная с виду эко-община оказывается сектой, которая способна сломать жизнь не только отдельному человеку, но и всей его семье.

Что ж, все это звучит как-то грустно, не так ли? Каков же тогда дауншифтинг со знаком «‎плюс»? Отличие одно: «‎хороший» и адекватный дауншифтер имеет конкретную цель, к которой планомерно движется. Например, человек отказывается от карьеры в крупной компании ради небольшой семейной фермы в деревне. Или же бросает нелюбимую офисную службу ради дела, о котором мечтал всю жизнь, — идет учиться на кондитера и устраивается в ресторан. Либо же, накопив приличную сумму, отправляется в таежный заповедник работать волонтером, чтобы внести свой вклад в спасение дикой природы. Такой дауншифтинг можно назвать здоровым и правильным, он помогает личностному росту человека. Эти люди чаще всего годами обдумывают и вынашивают свое решение, оно дается им непросто — ведь они рискуют всем, что строили в течение многих лет, чтобы изменить свою жизнь к лучшему.

В мире фальшивого и искусственного так важно оставаться настоящим и не изменять себе — дауншифтеры хорошо это понимают, поэтому меняют свою систему ценностей. Их смелости можно только позавидовать. Далеко не каждого из них на этом пути поджидает удача, но если они находят занятие по душе, то успешный результат делает их поистине счастливыми.

Комментарии
Загрузить еще