Гедонизм

О, дивный новый Голливуд: как меняется современное кино

Антон Подрезов Антон Подрезов
Что нужно смешать, чтобы получить идеальный голливудский фильм?

Мир меняется — мы это можем увидеть, даже изучая новые нормы морали в интернете. Под воздействием времени трансформируется и кино, приобретая всё новые особенности в форме и содержании. Какие именно и хорошо ли это — читай дальше.

Разнообразие, ограничивающее кино


Стремление к политкорректности и идее всеобщего равенства не могли не повлиять на современный кинематограф. Для большого кино теперь важно, чтобы в фильме обязательно было расовое многообразие, а деятели индустрии, которые хотя бы косвенно были упомянуты в сексуальных скандалах, тут же лишаются всего: с Харви Вайнштейном и Кевином Спейси всё понятно; некоторое время назад Джеймс Франко попал в неприятную историю, когда студентки его киношколы обвинили его в домогательствах из-за чего, по мнению критиков, его картина про Томми Вайсо «Горе-творец», завоевавшая «Золотой глобус», пролетела мимо «Оскара». А именитый режиссёр Вуди Аллен оказался под волной критики на фоне слухов о сексуальном насилии в сторону его приёмной дочери.

Права женщин также отстаиваются в кино, что привело к тому, что больше наград стали получать режиссёры-женщины, а в прокат всё больше выходит фильмов с героями женского пола. Но не всегда им сопутствует удача. Реинкарнация «Охотников за приведениями», где классическая команда была представлена женскими персонажами, была разнесена критиками, хоть и большинство из них ссылались на откровенно плохую картину, а не на персонажей. Ремейк «Ангелов Чарли», вышедший недавно, также не смог получить большую долю внимания в прокате, критикам он тоже не особо понравился. В частности, российский кинокритик Антон Долин так отзывается о фильме:

«Ангелы Чарли» Бэнкс доводят идеи феминизма до карикатуры. Все без исключения женщины здесь не только сильны, умны, безупречно рассудительны и ослепительно красивы, они даже лишены права быть «только женщинами» — простых смертных на экране не отыскать, сплошные Ангелы».

Эти неудачные примеры негативно сказываются на мнении о женском кино, хоть определённо в этом обычно виноваты слабые режиссёрские и сценарные работы.

И ещё немного об «Ангелах»: Кристен Стюарт, принимавшая участие в съёмках этого фильма, является одной из икон бисексуальности в современном кино, отчего она является желанной персоной не только в фильмах о женщинах, но и в целом в новом Голливуде. С мужской стороны такой иконой, пожалуй, можно назвать эпатажного Эзру Миллера, который называет себя квиром и не стесняется примерять смелые образы. Квиры — это те, кто не принимает традиционные деления на мужчин/женщин и гомо/гетеро. Поэтому часто к аббревиатуре ЛГБТ добавляют в конце К, относящуюся к квирам. При этом некоторые представители ЛГБТ-движения чересчур беспокоятся о чистоте собственных рядов. Актриса Скарлетт Йоханссон должна была сыграть трансгендера в новом фильме «Rub & Tag», но само сообщество трансгендеров раскритиковало такой выбор, обосновав критику тем, что трансгендера должен сыграть трансгендер. Должна ли тогда Русалочку играть настоящая дочь Нептуна — непонятно.

Разумеется, не всем нравится такой щепетильный подход к кино, и они высказывают своё мнение на этот счёт. Клинт Иствуд так говорит о новом времени:

«…мы живём в настоящее время в эре политкорректности. Мы убиваем друг друга за неё. Мы потеряли наше чувство юмора».

А Ридли Скотт откровенно подшучивает над этой эрой, когда называет свой фильм «Тельма и Луиза» — «Две суки в машине» и добавляет:

«Не примите это как оскорбление. Я пошутил! Мы, в конце концов, все сдохнем с этой политкорректностью».

Важной лакмусовой бумажкой в этом плане становится премия «Оскар» и церемония её вручения. В 2016 году, например, «Оскар» критиковали за отсутствие темнокожих кандидатов в основных номинациях. В последние же годы таких оплошностей не допускается. Представители различных рас, полов и возрастов практически в равных количествах разбирают статуэтки. Не все полагают, что это заслуженно, особенно в случае с фильмом «Лунный свет», который на церемонии 2017 года обошёл «Ла-ла Ленд». Не все согласились, что этот фильм был определённо лучше, и говорили о том, что он получил награду лишь за освещение проблем геев и афроамериканцев. Однако это не значит, что все поголовно получают необоснованные награды и признание. Просто это бросает тень на сам принцип равноправия. И уж точно из-за этого мы не лишаемся права восхищаться примером успеха женщин, как это произошло в случае с Фрэнсис Макдорманд, которая после получения «Оскара» за роль в фильме «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» выдала такую трогательную речь:

Грех самопоедания

На частностях проблемы кино не заканчиваются. И я не о «парках аттракционов» Marvel, которые критикует Мартин Скорсезе и другие именитые деятели кино, хотя огромные сборы таких фильмов определённо диктуют условия для всей индустрии. Одной из главных проблем сейчас является страсть к ремейкам, перезапускам и бесконечным продолжениям и разветвлениям кинофраншиз. Очень сложно пойти в кино и не найти в списке текущих фильмов ни одной картины, у которой бы в названии не было цифры, обозначающей номер продолжения. Причём выход некоторых из этих фильмов не всегда оправдан потребностями зрителя. Рецепт простой: фильм собрал хорошую кассу, значит, нужно срочно заявить о съёмках продолжения, потому что после прошлого успеха тебе с удовольствием дадут деньги на съёмки, а люди по старой памяти точно на него пойдут. О чём тут говорить, если полноценный и суперуспешный фильм «Джокер» с Хоакином Фениксом начал на днях собирать вокруг себя слухи о возможном продолжении, при том что фанаты фильма сходятся во мнении, что этой картине абсолютно точно продолжение не нужно.

Кроме сиквелов успешных фильмов в большом количестве снимаются новые части знаменитых франшиз: «Звёздные войны», «Терминатор», «Гарри Поттер», — удачные киновселенные постоянно реанимируют (добивают) новыми лентами, которые обычно оказываются хуже предыдущих. При этом даже в отрыве от основной истории часто эти фильмы смотрятся так себе, а создатели пытаются не удивить зрителя, а сыграть на его воспоминаниях и ностальгии (любители первых фильмов Лукаса повзрослели, стали платёжеспособными, обзавелись семьёй и готовы показать близким фильмы, связанные с их юностью).

Эта же страсть по ностальгии возродилась с сериалом «Очень странные дела» и подарила западному зрителю сладкие воспоминания о 80-х: их стиле, музыке и сюжетах. Досталось и нашему зрителю, ведь сериал «Чернобыль» показал нам, как притягательно, а главное — интересно на экране может выглядеть эстетика позднего Союза. Неудивительно, что на фоне этого идут разговоры о возрождении фильмов «Назад в будущее» и новой попытке воскресить «Охотников за приведениями» от сына режиссёра оригинальной версии.

Новые формы просмотра


Но если есть место для кризиса, это не значит, что дальнейший путь будет без новаторства. Сильно изменили рынок стриминговые платформы по типу Netflix. Теперь не обязательно идти в кинотеатр, который не всегда рядом с домом, и смотреть очередную новинку рядом с кучей не всегда тихих людей — хоть и на большом экране и c хорошим звуком. Теперь ты можешь делать всё это на диване, ставить на паузу и перематывать на определённые моменты. Стриминг-сервисы довольно быстро получили признание среди платёжеспособных зрителей, что существенно увеличило статус такого кино и для работников индустрии. Сегодня эти платформы располагают внушительными бюджетами  и способны подписывать на съёмки именитых режиссёров и актёров, а киноленты их производства борются за мировые награды наравне с Голливудом. Например, новый фильм Куарона «Рома», который снял Netflix, собрал в 2019 году 3 «Оскара».

Кино не только заново покорило телевизор (да, помимо прочего, миллениалы опять изобрели ТВ) — оно ещё и переродилось в совершенно новые формы — интерактивные. Появляются фильмы, сюжет и концовка которых зависит от выбора зрителя, а киноиндустрия всё чаще скрещивается с игровой, рождая настоящие шедевры. Такие проекты, как «Heavy Rain» и «Detroit: Become Human», уже в меньшей степени уделяют внимание самому геймплею и больше сконцентрированы на сюжете, которым может управлять игрок. К тому же новые технологии позволяют переносить актёров в цифровое пространство — и вот уже в последнем произведении известного геймдизайнера Хидео Кодзимы мы видим актёрский состав, которому может позавидовать любой голливудский режиссёр.

Что бы ни происходило в кино, в любом случае мы гораздо больше влияем на эти процессы, чем его создатели. Ведь это зритель делает кассу для фильма и заставляет продюсеров обращать внимание на те проекты, которые привлекли больше зрителей. Так что в следующий раз, делая выбор в пользу очередного кино, подумай, что, возможно, ты будешь смотреть подобное ещё несколько лет. Готов ли ты к такому «разнообразию»?

Загрузить еще