Просвещение

Чувство юмора и здоровье: почему мы смеемся и на что это влияет

Антон Подрезов Антон Подрезов
Заходят как-то в цирк ребенок, ученый и беременная женщина…

Что эффективнее, если требуется рассмешить человека: хорошая шутка или неистовый заразительный смех? Учёные косвенно подтверждают, что второй способ будет более действенным. Если у тебя нет чувства юмора, то это не значит, что ты никогда не будешь смеяться, потому что сам смех — понятие более сложное, чем шутки на любом стендап-концерте. Рассказываем, какие есть особенности у нашего хохота.

Социальные и физиологические механики


Чувство юмора и смех могут быть совершенно не связаны друг с другом. Ведь смех может быть вызван совершенно не юмористическими ситуациями, например, в случае так называемого нервного смеха. Дети также подтверждают эту мысль, ведь они смеются в достаточно раннем возрасте, а чувство юмора развивается у человека заметно позднее. Всё дело в том, что смех — это наследие нашего животного прошлого и социальное явление нашего прогрессивного настоящего.

Давай вспомним, над чем смеются дети в раннем возрасте. Над неожиданно возникшей смешной игрушкой (но почему она для них смешная?), над мамой, внезапно раскрывающей руками своё лицо с внезапным «ку-ку» (но разве это смешно?), или над папой, бегущим за ребёнком по комнате (ситуация комична разве что только со стороны). Всё это сопровождается непринуждённым, искренним и звонким смехом ребёнка. Нас смешат ситуации, обыгрывающие тревогу и состояние страха, — все эти внезапности для ребёнка сродни лёгкому испугу, который, на самом деле, не таит опасности. Это можно сравнить с тем, как мы пугаем своих знакомых, а они после лёгкого вздрагивания, скорее всего, засмеются или будут говорить, как мы их напугали, но с улыбкой на лице. То же самое и с чувством юмора. В чём секрет удачной шутки? В необычном финале, в неожиданности, а это тоже очень близко к испугу. Можно сказать, что смех сам по себе — это реакция на отрицательное действие, обернувшееся положительным исходом.

Взрослый смех — это уже во многом действие социальное. Результат исследования говорит о том, что человек будет на 30% чаще смеяться, если рядом с ним находится кто-то ещё. Отсюда и вырастает понятие «заразительного смеха». У комика математически больше шансов рассмешить большую толпу не потому, что есть вероятность собрать больше людей, понимающих твой юмор, а потому что есть шанс начать цепную реакцию хохота, — я думаю, что тебе знакомо чувство, когда смешно, потому что смеётся кто-то другой, можно сказать, что у этого человека просто забавный смех, но социальный аспект тоже влияет на эти реакции.

К тому же смех рождается не только в голове — от чувства юмора или желания смеяться вместе. Грудная клетка участвует в этом процессе не меньше. Это как в случае с речью: мы можем говорить не только потому, что научились наделять слова смыслом, но и потому, что нам это позволяет наше умение управлять своей грудной клеткой, дыханием, из которого мы и извлекаем слова. Делаем это мы с помощью плавных движений грудной клетки — другие виды млекопитающих на это просто не способны. А во время смеха эти межрёберные мышцы начинают сокращаться очень часто, что можно сравнить с быстрым надавливанием на грудную клетку (порой это может приводить к спазмам, что вызывает беззвучный хохот). По сути, это и есть смех. При сильной радости могут быть задействованы и другие типы мышц: могут расслабляться мышцы конечностей (отчего мы иногда даже руку не можем поднять при приступе хохота) и сокращаются мышцы слёзных желёз (смех до слёз).

Кстати, на фоне особенностей нашего организма существует миф о том, что другие животные смеяться не могут. Да, смысл шутки они могут не оценить, но щекотка действует на обезьян так же, как на нас. Даже крысы, оказывается, боятся щекотки. Учёные проводили исследования на эту тему, выяснив что при щекотании они издают звуки, которые находятся вне нашего слухового диапазона. Эти же звуки крысы издают, когда играют друг с другом.

Зато наш слух способен различать настоящий и ненастоящий смех. Об этом говорит Софи Скотт, занимающаяся изучением смеха и всего, что с ним связано. Вот две записи её радостного хохота, из которых ты без труда выберешь ту, которая является неискренней его имитацией:


Первый определённо фальшивый, или, как его иногда называет исследователь, социальный смех, который используется при налаживании контакта. То, что очевидно для тебя, совершенно непонятно для ребёнка, — в другом исследовании Скотт пришла к выводу, что с возрастом гораздо проще различать варианты смеха. При этом она изучила участки мозга, которые «включаются» при обработке разных звуковых дорожек. При прослушивании искреннего смеха у нас больше задействованы участки, отвечающие за обработку звуков, так как это уникальные, ранее не встречавшиеся нам звуки, а при ненатуральном — те, что отвечают за обработку информации, потому что мы, ощущая неискренность такой реакции, пытаемся определить её причины. При этом ненастоящий смех характерен тем, что в его извлечении больше участвует нос, чем при искреннем хохоте. Так что если кто-то гнусавит при реакции на твою шутку, то он, скорее всего, лицемерит или болен гайморитом.

И смех, и грех, и секс


Смех был не всегда одинаково позитивной реакцией в обществе. Безобидное, казалось бы, выражение «и смех, и грех» раньше относилось к греховности человека. Сейчас мы его используем для описания ситуаций, в которых сама положительная реакция не очень уместна, но несколько веков назад смех считался первой ступенью на пути к греху. Есть другие варианты поговорки, говорящие об этом: «Где смех, там и грех», «Мал смех, да велик грех». Смех относился в религии не к греху земному, но греху нравственному, так сказать, связанному с получением удовольствия. Поэтому нередко церковь приступы смеха называла нашествием бесов в тело человека.

Прямое отношение к греху смех всё же имеет. Во время секса и смеха в организме человека происходят одни и те же реакции. Не только потому, что оба эти действия сопровождаются выбросами эндорфина, но и самой схемой процесса: учащённое дыхание, ускорение кровообращение, сокращение мышц и последующее расслабление. Бесконечный стресс для организма. Более того, исследователи из Торонто подтвердили эту схожесть, определив, что у женщины во время секса и во время смеха задействуются одни и те же участки мозга. Так что, если тебя преследуют неудачи в сексуальной жизни, посмеяться над собой будет полезно по многим причинам.

Сам пошутил — сам излечился

«Смех продлевает жизнь» — это слишком общее заявление, преувеличивающее значение положительных свойств смеха, но они всё же есть. Британский медицинский журнал опубликовал масштабное исследование специалистов из Бирмингема и Оксфорда, которые изучали влияние смеха на пациентов. Они выяснили, что смех снижает болевой порог и жёсткость артериальных стенок, что уменьшает вероятность инфаркта (учёные подшучивают сами над собой, говоря, что в свете этой информации чтение рождественского выпуска Британского медицинского журнала добавит читателям несколько лет жизни). Смех положительно влияет и на пациентов с хронической обструктивной болезнью лёгких, улучшая функции дыхательных органов, а продолжительный смех помогал сжечь 2000 калорий и даже снизить уровень сахара у пациентов с диабетом. 36% женщин, которых после ЭКО развлекал клоун, забеременели. У другой контрольной группы при сравнении успешные случаи составили всего 20% успеха. Больничная клоунада, кстати, достаточно распространённое явление не только в детских больницах.

Но смех не для всех одинаково полезен. В ходе этого же исследования выяснилось, что одна пациентка с синдромом учащённого сердцебиения умерла после интенсивного хохота. А также смех может вызывать приступы астмы, развитие грыжи и недержание мочи. Но своё исследование учёные всё-таки заканчивают шуткой и говорят, что им ещё предстоит исследовать, «могут ли плохие шутки ухудшить самочувствие, вызовет ли сухой юмор обезвоживание организма и приводят ли безвкусные подколы к искажению чувства вкуса».

Загрузить еще